28.11.2022

Сергей Жикулин: «Им нет смысла нарушать закон»

Начальник Исправительного центра № 1 – о трудоустройстве осуждённых, их распорядке дня и желании начать жизнь заново

Открытие режимного учреждения системы ГУФСИН по улице Гагарина сопровождалось в Ачинске чуть ли не социальным взрывом. Горожане высказывали недовольство и озабоченность соседством со столь специфическим учреждением. Люди беспокоились, не возрастёт ли в Ачинске количество преступлений, если в центре города будут отбывать наказание осуждённые.

Но время всё расставило на свои места. За несколько месяцев работы Исправительного центра № 1 статистика правонарушений не ухудшилась. Специалисты учреждения обратились в редакцию с просьбой рассказать на страницах газеты, почему беспокойство жителей не имеет под собой почвы. Предоставляем слово руководителю Центра – Сергею Жикулину.  

— Для начала расскажите, как осуждённые попадают в Центр? Сколько в данный момент здесь проживающих?

— В настоящее время в Центре содержатся 155 человек, 29 из которых – женщины. В целом учреждение рассчитано на 200 мест, поэтому в скором времени ждём прибытия новых подопечных. Все эти люди положительно зарекомендовали себя, отбывая наказание в исправительных колониях общего и строго режимов. По закону осуждённые, отбыв определённый срок в закрытых учреждениях системы ГУФСИН, имеют право подать в суд ходатайство о направлении для дальнейшего отбывания наказания на принудительные работы. Здесь особо хочется подчеркнуть, что решение о замене лишения свободы принудительными работами судья принимает, выслушивая мнение всех участников судебного процесса: представителя исправительной колонии, сотрудника прокуратуры, а также мнение самого осуждённого, подавшего ходатайство. Посыл такого, по сути, послабления отбытия наказания в том, чтобы человек постепенно социализировался в обществе. Ведь после нескольких лет за решёткой не все могут безболезненно преодолеть этот барьер. Именно по этой причине зачастую и происходят случаи рецидивов преступлений.

— В Центр попадают осуждённые по каким-то определённым статьям?

— У нас – разный контингент осуждённых. Есть несколько человек, которым суд изначально назначил принудительные работы: это, в основном, «алиментщики», любители пьяной езды и те, кто получил срок за незначительные правонарушения, за которые предусмотрено максимальное наказание – до пяти лет. В основном речь идёт о кражах. Осуждённые, получившие наказание за преступления сексуального характера, в Центр не попадают.

— Сергей Алексеевич, ваши подопечные – это только жители Ачинска?

— Приоритет, конечно, отдаётся местным. Но есть осуждённые и из других городов и районов Красноярского края и других регионов Российской Федерации – например, Иркутской или Свердловской областей.

Сколько из общего количества осуждённых, которые содержатся в Центре, трудоустроены?

— Все, кроме двух, которые сейчас проходят лечение.

— В Ачинске тяжело найти работу даже людям без уголовного прошлого. Как вам удалось трудоустроить всех осуждённых? Ведь наверняка работодатели не встречали вас с распростёртыми объятиями.

— Вы правы. В мае, когда Центр только начал работу, было сложно выйти на контакт с работодателями – руководители неохотно соглашались трудоустраивать осуждённых. Тогда мы обратились в Центр занятости населения, специалисты которого помогли с работой для наших подопечных. Многие осуждённые трудоустраивались сначала на три месяца. В это время работодатель присматривался к новым работникам и чаще всего приходил к выводу, что человек вполне может работать уже на постоянной основе. Сегодня проблем с трудоустройством мы практически не испытываем, сотрудничая как с большими предприятиями Ачинска, так и с представителями малого бизнеса.

— Если не секрет, огласите, где трудятся люди, отбывающие наказание в Исправительном центре? Они, кстати, могут отказаться от работы?

— Не могут: это обязательное условие содержания. В судебном решении так и написано: заменить отбывание наказания в исправительной колонии, к примеру, строгого режима на принудительные работы. Что касается трудоустройства… Осуждённые работают в «СтройАчинске», «Группе СТК», управляющих компаниях, в фирме «КрасАльфаСтрой», занимающейся в этом году реализацией крупных проектов в городе – строительством домов в ЮВР, благоустройством улицы Зверева, возведением жилья в Белом Яре после пожара.

— Это, в основном, низкоквалифицированный труд или есть осуждённые со специальностями?

— Многие трудятся разнорабочими, уборщиками служебных помещений, дворниками. Но есть среди осуждённых и электрики, сварщики, бульдозеристы. Если у человека имеется специальность, то стараемся, конечно, трудоустроить его по профессии.

— Сергей Алексеевич, постояльцы Центра, получается, свободно передвигаются по городу? Или всё-таки у них есть распорядок?

— Распорядок и правила, разумеется, есть. Подъём – в шесть утра, зарядка, уборка комнат, приём пищи. Далее все осуждённые направляются на работу, после которой в обязательном порядке должны вернуться обратно. В дежурной части Центра есть список, во сколько каждый должен прибыть. Только по письменному заявлению, если оно положительно рассмотрено администрацией учреждения, человек может задержаться – сходить в больницу, например, увидеться с родными и так далее. Ровно в девять часов вечера все осуждённые обязаны находиться в здании.

— А выезжать за пределы города они могут?

— Нет. Выезд за пределы города, даже в Ачинский район, им запрещён, за исключением случаев решения неотложных социально-бытовых вопросов.  

— Но навещать своих родных в Ачинске – позволено?

— Конечно, но, повторюсь, только с разрешения администрации учреждения. Более того, осуждённые, отбывшие какое-то количество времени в нашем Центре, могут ходатайствовать о переводе на домашнее проживание, но проживать должны только с близкими родственниками.

— То есть они могут жить с матерью, женой, детьми?

— Всё верно. Но даже в этом случае за ними осуществляется строгий контроль. С определённой периодичностью осуждённые приходят к нам на отметку, также и мы их посещаем по месту жительства. Кроме этого, сотрудники Центра всегда на связи с работодателями. И если, к примеру, человек не вышел на работу без уважительной причины, режим домашнего проживания подлежит отмене.

— Скажите, ваши подопечные нарушают закон?

— Подобные случаи сведены к минимуму. Это касается как административных правонарушений, так и уголовных. Специалисты Центра плотно взаимодействуют с правоохранительными органами. Если осуждённый даже закурил в неположенном месте и на него составлен протокол об административном правонарушении, это будет считаться нарушением режима содержания, что, вероятнее всего, повлечёт за собой его возвращение в исправительную колонию. Мы сотрудничаем и с участковыми уполномоченными, прекрасно владея информацией, какой образ жизни ведёт наш подопечный, находясь на домашнем проживании. Громко слушает музыку, конфликтует с соседями – значит, ему прямая дорога в Центр. Но таких примеров – единицы. Понимаете, осуждённые стремятся попасть к нам в учреждение, изменить условия содержания на более мягкие. Поэтому они заинтересованы в том, чтобы оставаться здесь как можно дольше. Никто не хочет возвращаться в колонию.

— Сколько сейчас тех, кто проживает дома?

— Таких осуждённых пять человек.

0 0 Голоса
Рейтинг статьи

0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x