07.10.2022

«Одинаковые девочки»: Полина Кутепова – о работе, о сестре-близнеце и об Ачинске

Гостья Назаровского кинофорума имени Марины Ладыниной Полина Кутепова, советская и российская актриса театра и кино, заслуженная артистка Российской Федерации, встретилась с публикой во Дворце культуры – рассказала о себе и ответила на вопросы зала.

В Ачинске актриса впервые: признаётся, что когда ей предложили посетить кинофорум, она засомневалась. Дело в том, что на 15 сентября назначен сбор труппы – это действо в начале театрального сезона священно для каждого артиста, однако знак судьбы позволил сделать выбор в пользу поездки.

— 25 августа – день смерти Петра Наумовича Фоменко – моего педагога, учителя, именно на его курсе я училась. Это учебное заведение, к слову, окончила и Марина Ладынина. Пётр Наумович оказал на меня огромное влияние – на мир я во многом смотрю его глазами, и, конечно, в этот день всегда стараюсь посетить Новодевичье кладбище. А в тот раз пошла какими-то новыми для себя тропинками. И на одной из них глаза остановились на фотографии Марины Ладыниной. Я поняла – это знак, и очень рада принятому решению.

Вначале Полина Павловна прочла два стихотворения Бэллы Ахмадулиной – конечно же, о любви. Эта тема, по признанию актрисы, вообще – главная в жизни. А затем разыграла отрывок из пьесы «Египетские ночи», которая идёт в московском театре «Мастерская Петра Фоменко», где служит Полина Кутепова. Насчёт выбора именно этого спектакля тоже были сомнения:

— Я думала: еду в Сибирь, ну причём тут Египет? Но когда по дороге в Ачинск увидела автозаправку «Техас», то сомнения отпали, – смеётся актриса. Затем последовали вопросы зала.

— Уже 10 лет нет с нами Петра Наумовича. Скажите, какие его спектакли сейчас идут в театре?

— В силу обстоятельств спектакль «Египетские ночи» был убран из репертуара самим Петром Наумовичем. После его смерти труппа воссоздала эту постановку по различным видео – сейчас она вновь радует зрителя. Также в репертуаре – «Волки и овцы», «Война и мир. Начало романа», «Безумная из Шайбо», «Одна абсолютно счастливая деревня», «Семейное счастье».

— Чем вам нравится сниматься в кино? И чем оно отличается от театра? – спросил ученик 5 класса.

— Вопрос простой, да не совсем. Я себя считаю больше театральной актрисой, однако в кино мне нравится некое «спринтерство» – максимально быстро и чётко выполнить задачу режиссёра, «включиться» в роль и так же быстро выйти из неё, когда дубль снят. Снимаюсь с удовольствием, но лишь когда есть возможность отдать съёмкам время – порой требуется уехать в другой город.

В театре же, по моему мнению, сложнее существовать. Роль – это всегда поиск, всегда развитие, и у неё есть возраст. Когда ты выходишь на сцену, то, в отличие от кино, «включаешься» в образ и «выключаешься» только по окончании спектакля.

— Как вы стали актрисой?

— Просто – так случилось. С детства я не мечтала стать актрисой, однако занималась в хореографическом ансамбле во Дворце пионеров, а в подростковом возрасте посещала детскую киностудию, где снимали пусть и учебные, но самые настоящие фильмы. Потом мы с Ксенией (у Полины Павловны есть сестра-близнец. – Прим. авт.) поступили в филологический класс, а после начали пробоваться в театральный институт – мы просто ничего другого не умели.

Интересная история была с поступлением в ГИТИС. В приёмной комиссии рассуждали так: ну зачем нужны две одинаковые актрисы? Однако мы с сестрой всё же прошли на курс вдвоём. Пётр Наумович Фоменко сделал странный выбор, взяв нас, одинаковых девочек к себе при лимите женских мест на курсе – их было три. Мы тогда знать не знали, кто такой Фоменко – в театр не ходили… Но студенты быстро ввели нас в курс дела. И вот, когда вывесили списки поступивших, то я боялась смотреть, а Ксения посмелее – зашла, увидела, что мы прошли, но мне сказала: «Не поступили». И вот мы идём домой, я реву, уже придумала, что буду поступать на факультет журналистики… Проходит полчаса, и Ксения говорит: «Ты знаешь, мы всё-таки поступили». Я её чуть не убила за такие шутки (Смеётся.).

— Расскажите о сериале «Штрафбат»?

— Прекрасный сериал Николая Досталя. Николая Николаевича я знала ещё до него – мы с ним дружим, это прекрасный режиссёр, в 1995 году с сестрой снялись у него в фильме «Мелкий бес» по Сологубу. В «Штрафбате» со мной играл мой однокурсник и затем коллега по «Мастерской» Юрий Степанов – родом из Иркутска, учился в Новосибирске, и затем попал к Петру Фоменко. К сожалению, Юры с нами уже нет, он трагически погиб. У меня в этой работе была небольшая роль, а ещё в картине снялась моя дочь – тогда ей было пять лет, и эпизод с её участием – небольшой, но очень запомнился.

— Какой у вас любимый фильм, в котором вы снимались?

— Все работы дороги, но, пожалуй, самый яркий след в мне оставили картины Георгия Николаевича Данелии – он был для меня учителем в кино, как Пётр Наумович – в театре. Когда я училась на третьем курсе, то Георгий Николаевич пригласил меня в картину «Настя» – это был мой первый осознанный фильм. А затем снялась в любимой многими работе – «Орёл и решка». Для Георгия Николаевича вообще на съёмочной площадке актёр был – главное действующее лицо. Мы долго репетировали, он что-то всегда придумывал, показывал, как нужно сделать, предлагал разные варианты.

— Как вы наполняетесь и отдыхаете?

— Силы восстанавливаю дома. Мой тыл – это моя семья: муж, дочь, сёстры. После выпуска спектакля – а это долгий и трудозатратный процесс, – я сплю и ем. Ещё люблю путешествовать, когда позволяет время, смотреть документальные фильмы о жизни известных людей.

— Что вам понравилось у нас в городе?

— Знаете, я мало что успела повидать, но мне нравятся люди, которых я тут встречаю. А ещё – когда ехала из Красноярского аэропорта к Ачинск, восходило солнце. И меня поразила красота – лучи на золотых деревьях. Я в Москве крайне мало вижу природу, и то, что вы от неё в такой близости – бесценный дар.

Фото из открытых источников

0 0 Голоса
Рейтинг статьи

0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x