22.10.2020

Как реализуется инклюзивное образование в ачинских школах?

В начале сентября в Красноярске разгорелся скандал: якобы учительница начальных классов попросила учеников сделать две фотографии с одноклассником-инвалидом и без. Мать ребёнка рассказала, что инцидент произошёл на линейке 1 сентября. У ребёнка редкое заболевание обмена веществ, до четырёх лет был общий диагноз ДЦП.

Несмотря на то, что инклюзивное образование уже много лет прописано законодательно, споры по поводу того, должны ли дети учиться вместе, не утихают до сих пор. А есть ли в ачинских школах инклюзия? Как оказалось, сразу несколько городских школ реализуют программы для детей с ограниченными возможностями здоровья. О том, как всё устроено, говорим с директором Школы № 12 – Милой Шадриной: ещё в феврале 2011 года учреждение получило лицензию на  обучение детей с ограниченными возможностями здоровья, с 2015- го стала пилотной площадкой по образованию детей с интеллектуальными нарушениями.

 

— Как сегодня строится работа по инклюзии: дети с особенностями развития учатся вместе со здоровыми или в отдельных классах?

— В школе есть четыре отдельных класса, где обучаются дети с нарушением интеллекта. В каждом классе не более 12 человек. Остальные «особенные» дети – с задержкой психического развития, с тяжёлыми нарушениями речи и нарушениями опорно-двигательного аппарата осваивают образовательную программу в обычных классах – это и есть инклюзия.

 

-Сколько всего таких детей в школе? Их количество ежегодно увеличивается или уменьшается?

— В целом остаётся на одном уровне. Детей с особенностями развития в нашей школе больше 70-ти человек.

 

— А если родители захотят, чтобы ребёнок, несмотря на свои недуги, учился не в отдельном классе, а вместе со всеми? Он же имеет на это право?

— Имеет. В прошлом году мы столкнулись с такой проблемой – на уровне начального образования у нас не было отдельного класса, и мы наших «особенных» детей обучали в обычном классе как инклюзия. Но они ходили отдельно от других учеников на индивидуальные занятия с педагогами. Например, в общеобразовательном классе идёт урок русского языка, а ребёнок с интеллектуальными нарушениями в это время занимается с дефектологом или логопедом. Вместе со всеми такие ученики посещали уроки изобразительного искусства, физической культуры, музыки, внеурочные занятия, воспитательные мероприятия и так далее.

 

— Как дети с особенностями попадают в обычную школу? Нужно какое-то направление?

— Их приводят, как и всех остальных детей, родители. Только на основании заявления родителя  и рекомендации  психолого-медико-педагогической комиссии школа имеет право обучать школьника по адаптированной образовательной программе. Кто-то сразу приходит с заключением психолого-медико-педагогической комиссии из «Спутника» и говорит: вот, у нас такие-то рекомендации. Другие факт нарушения в развитии детей от школы скрывают.

 

— Почему?

— Считают, «мой ребёнок – не хуже других». Возможно, сомневаются в заключении специалистов, я не могу сказать, что ими движет… В таких случаях, первоклассник поступает в школу, так сказать, на общих основаниях. И вот тут начинаются проблемы – ребёнок не усваивает общеобразовательную программу, ему тяжело, нередко из-за этого он чувствует сильный дискомфорт. Я всегда говорю родителям таких детей: если вы хотите видеть своего ребёнка успешным – он должен обучаться по той программе, которую в силах освоить. Только на основании рекомендаций  психолого-медико-педагогической комиссии  образовательная организация  предоставляет школьнику занятия с узкими  специалистами – учителем-дефектологом, педагогом-психологом, учителем-логопедом.

 

— Наверняка родители не хотят говорить об особенностях своего ребёнка, чтобы получить обычный диплом, а не справку об окончании?

Нужно понимать, что адаптированная образовательная программа  в начальной школе не так страшна, как зачастую кажется родителям. Если, к примеру, у ребёнка тяжёлое нарушение речи или задержка психического развития, он учится по адаптированной программе, и мы видим у него положительную динамику, по окончании начальной школы предлагает родителям пройти повторно комиссию в «Спутнике» и получить новые рекомендации по обучению. Как часто бывает, школьника  переводят на основную общеобразовательную программу.

 

А много ли таких детей, которым «снимают» все рекомендации?

По окончании начальной школы практически все учащиеся переходят на обучение по основной общеобразовательной  программе.

 

Но так не может быть, чтобы все дети «выравнивались».

Почему не может? С учащимися все эти четыре года очень плотно работают учитель начальных классов и узкие специалисты. Вот недавний пример: во второй класс к нам перевелась девочка из другой школы, мама плачет – ребёнку рекомендовали обучение по адаптированной программе для детей с интеллектуальными нарушениями. Обучаясь два года в отдельном классе, о котором я упоминала выше, мы увидели динамику развития. Школьница была успешной в рамках адаптированной  программы. По заключению психолого-медико-педагогической комиссии  ребёнка переводят на другую программу, тоже адаптированную, но другой нозологии.  И опять она успешно её осваивает! В итоге с пятого класса девочка обучалась по основной общеобразовательной программе. Ученица выпускалась из школы как все обычные дети и получила аттестат об основном общем образовании. Могу сказать, что такие примеры – не единичны. А бывает наоборот, как я уже говорила: родители  ущемляют права ребенка — наотрез отказываются от посещения психолого-медико-педагогической комиссии. Один из случаев: мальчик сейчас в шестом классе, с мамой мы «бились» три года, чтобы она получила рекомендации «Спутника» о переводе сына на обучение по адаптированной программе. Много времени было упущено. Со вторым ребёнком она сразу согласилась с рекомендациями специалистов ПМПК и школьник в настоящее время успешно осваивает адаптированную программу.

 

— Слышала версию, что столь массовое «снятие» всех рекомендаций после начальной школы происходит с целью разгрузить узких специалистов. Ведь если детей оставлять, плюс придут новые, по нормативам необходимо будет больше дефектологов, логопедов, психологов…

— Рекомендации на обучение по  адаптированной программе снимают в «Спутнике» члены ПМПК. К этому мы не имеем никакого отношения.

 

— Скажите, как учителю удаётся работать одновременно по двум программам на одном уроке? Как удаётся качественно дать знания и здоровым детям и детям с нарушениями развития?

— Во-первых, все педагоги нашей школы: «предметники» или узкие специалисты, – обучены работе с «особенными» детьми. Во-вторых, у нас обучаются дети не со столь сильными нарушениями… Так что ничего невероятного в этом нет. Просто педагог, например, раздавая задание, подходит индивидуально к каждому и «особенному» ученику даёт чуть меньший объём. И оценивает их учитель соответственно по-другому.  И ещё по устранению пробелов в знаниях с ребёнком дополнительно занимаются учитель-дефектолог и учитель-логопед. Такие дети не только «берут» базу, но и нередко замахиваются на повышенный уровень, и есть неплохие результаты.

 

Бытует мнение, что к инклюзивному образованию не готовы в первую очередь родители, а не дети. Мамы и папы не видят смысла обучать детей с разными личностными возможностями в одном классе…

Да, такие претензии, действительно, от некоторых родителей поступали. Но я им сразу объясняю, что мы обязаны обучать любых детей, так нам велит закон.

 

Бывает, что дети из вашей школы переводятся в специализированную школу на Манкевича?

— Нет, наоборот – оттуда хотят попасть к нам.

 

— А в чём преимущества обучения именно в отдельных классах общеобразовательной школы?

Несмотря на то, что условия в специализированной школе лучше, но у нас уютнее, по-домашнему.  Мы таких «особенных» детей очень опекаем и уделяем им максимум внимания. Кроме того, учащиеся во второй половине дня посещают группу продлённого дня, где дети выполняют домашнее задание под руководством воспитателя, проводятся воспитательные мероприятия различной направленности – это тоже большой плюс для родителей. Получая заключение психолого-медико-педагогической комиссии, к нам приходят дети и из школ Привокзального района.

 

Как вы мотивируете педагогов обучать детей с ОВЗ? Наверняка не каждый горит желанием переучиваться, осваивать новые программы.

Школа полностью укомплектована педагогическими кадрами. За это время уровень профессиональной компетенции учителей значительно вырос —  92%  педагогических работников повысили свою квалификацию. Кроме того, согласно Положению об оплате труда, педагогам начисляются компенсационные  и стимулирующие выплаты за работу с детьми с ограниченными возможностями здоровья.

 

— Из нашего разговора получается, что с инклюзивным образованием в школе нет проблем. Хотя я знаю, что по поводу инклюзии мнения специалистов разнятся: есть те, кто утверждает, что инклюзивное образование в нынешних реалиях, не больше чем профанация.

— Есть проблемные моменты, я этого не отрицаю. Но они точечные и всегда – решаемы. Первые годы было очень сложно: возникали трудности с подбором учителей, способных работать с «особенными» детьми, такие специалисты в Ачинске на вес золота. Кроме того, необходимо было учесть множество факторов, чтобы детям было комфортно и безопасно получать знания в стенах нашего заведения. Так что легко не было.

Фото extrability.org

0 0 Голос
Article Rating
0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x
()
x