16.04.2024

Униженная и оскорблённая: редакции предъявили иск на полмиллиона рублей — чем закончился суд?

…Когда стало понятно, что одним-двумя заседаниями мы не отделаемся, начали шутить: мол, быстрее осудят знаменитую ачинскую кассиршу, чем нас (напомним, как раз в то время в суде рассматривалось многотомное дело Анны и Дениса Григорьевых). Кто бы мог подумать, что шутка окажется пророческой: в октябре 2023 года приговор супругам уже вступил в силу, а наш суд всё ещё продолжался…

Ранее мы намеренно ничего не писали об этом – ждали, когда решение будет вынесено и вступит в законную силу. Сегодняшняя публикация – это ни в коем случае не злорадство и тем более не месть: это своего рода отчёт перед теми читателями, которые знали об этой ситуации, регулярно звонили в редакцию и справлялись о ходе дела. А ещё для того, чтобы каждый, кто возомнил себя царём, понял, что и на него найдётся управа…

Итак, с чего всё началось. В редакцию газеты «Город «А» обратилась Ольга Дектеренко – бывшая культорганизатор комплексного центра социального обслуживания населения «Ачинский». Она рассказала о своеобразных нравах, которые царят в учреждении благодаря заместителю директора Ольге Крамаренко. По её словам, в коллективе сформировался нездоровый психологический климат, в связи с чем сотрудникам приходится увольняться. И она – из их числа.

Наш журналист, выслушав Ольгу Дектеренко, для объективности публикации попросил Ольгу Крамаренко прокомментировать ситуацию. Замруководителя комплексного центра довольно охотно выразила своё мнение по поводу конфликта, однако когда журналист, оформив его в текст, на всякий случай отправил на согласование, она неожиданно ответила, что запрещает нам печатать статью, ссылаясь на то, что она «написана на уровне разговоров, с персональными данными, без подтверждающих документов и письменного обращения заявителя».  

Разумеется, никто не вправе запрещать СМИ публиковать информацию, если это не нарушает закон. Поэтому мы всё-таки подготовили материал – так появилась статья «Культ личности», которая увидела свет 16 ноября 2022 года. Мы продублировали её в интернете – и что тут началось! От подписчиков посыпались комментарии: оказывается, мнение Ольги Дектеренко разделяют и другие бывшие работники комплексного центра, и, вероятно, даже его посетители. Мы выбрали несколько комментариев, наиболее мягких, и опубликовали в очередном номере газеты.

…В конце декабря 2022 года Ольга Крамаренко подаёт в суд заявление. В частности, она потребовала опровергнуть высказывания Ольги Дектеренко о том, что она может орать на специалистов даже при посетителях Центра, что для неё абсолютно нормально унижать людей и так далее. Также попросила признать порочащими её честь, достоинство и деловую репутацию комментарии наших читателей, в том числе – ещё одной бывшей сотрудницы Центра Анжелы Авиловой, которая сообщила, что многие специалисты уволились из учреждения именно из-за Ольги Борисовны. Кроме того, один из наших подписчиков (видимо, знакомый с происходящим в Центре) охарактеризовал Ольгу Борисовну так: «Хабалка жуткая, может и руки распустить». Эти сведения, по мнению Крамаренко, также порочат её.

С Ольги Дектеренко она потребовала взыскать 100 тысяч рублей, с Анжелы Авиловой – 50 тысяч, с редакции газеты – полмиллиона!

Правда, к следующему заседанию она умерила аппетит: суммы уменьшились до 50 тысяч, одной тысячи и 50 тысяч соответственно.

Можно было предположить, что после общественной огласки методы работы Ольги Борисовны станут известны на весь город, она пересмотрит своё поведение хотя бы на время суда. Но увы – это оказалось не так. В апреле 2023 года краевым министерством социальной политики была проведена служебная проверка, по результатам которой ей был объявлен выговор за грубое нарушение требований к служебному поведению.

Тем временем суд первой инстанции вынес решение: все высказывания Ольги Дектеренко и Анжелы Авиловой – это их субъективное мнение; а оно, пусть даже критического характера, по закону не может быть предметом судебной защиты. Тем более, что в суде первой инстанции два свидетеля подтвердили, что Ольга Борисовна ведёт себя грубо по отношению к подчинённым. Также суд указал Крамаренко на то, что она является должностным лицом, её деятельность носит публичный характер, а значит, она должна быть готова к негативной оценке своей работы и проявлять терпимость к критике.

Однако одно высказывание – «хабалка жуткая, может и руки распустить» – суд признал порочащим репутацию истицы, поскольку оно выражено в оскорбительной форме. И принял решение взыскать в качестве возмещения морального вреда по 5 тысяч рублей с журналиста, подготовившего статью, и с главного редактора. Также газету обязали опровергнуть указанное выражение и компенсировать судебные расходы.

Это решение не устроило ни Ольгу Крамаренко, ни нашу редакцию, поэтому обе стороны направили в краевой суд апелляционные жалобы. Мы ссылались на то, слово «хабалка» в словаре Ушакова означает «грубая, нахальная женщина», в словаре Ожегова – «женщина, отличающая грубостью, наглостью, вздорностью нрава, ведущая себя вульгарно, крикливо». А поскольку в суде первой инстанции благодаря ответчикам и свидетелям именно это и было установлено, то определение «хабалка» в целом соответствует действительности.

Ольга Крамаренко продолжала настаивать на том, что все оспариваемые ею выражения наносят вред её репутации, в том числе и потому, что являются не мнением, а утверждением о фактах. Поэтому по её ходатайству суд назначил лингвистическую экспертизу, которая должна была во всём разобраться.

Работа экспертов обошлась Ольге Крамаренко почти в 39 тысяч рублей, но это ей не помогло: специалисты пришли к выводу, что никаких признаков неприличной формы ни в одном из высказываний не содержится. Однако эксперты действительно увидели в тексте два утверждения о фактах. Первое – что многие сотрудники уволились из-за Ольги Борисовны; второе – что «Крамаренко… заставляет делать то, что в обязанности специалистов не входит».

Соответственно, суд попросил нас доказать достоверность этих сведений. Мы нашли ещё двух свидетелей – бывших сотрудников Центра. И оба подтвердили, что порой занимались тем, что в их обязанности не входило; и оба ушли из Центра во избежание дальнейших конфликтов с Крамаренко.

Кроме того, бывший культорганизатор Ольга Дектеренко нашла в своём архиве листок с собственноручным автографом Ольги Крамаренко: она отписала ей то, чем, по сути, должна была заниматься сама.

В общем, доказательств с нашей стороны оказалось столько, что апелляционный суд принял решение: никаких опровержений редакция выпускать не должна, никакого морального вреда выплачивать – тоже. Решение вступило в законную силу.

Тем временем Ольга Крамаренко продолжает судиться с собственным учреждением, пытаясь отменить вынесенные ей выговоры. Один суд она уже проиграла. Что-то нам подсказывает, что результаты следующего будут такими же.

Но это уже совсем другая история, к которой мы, надеемся, никакого отношения иметь не будем…

Статья подготовлена на основании судебных решений.

Автор