13.06.2024

Интервью с ачинским психологом, раскрывающим потенциал через сказку

Нарисуй сказку, и я скажу – кто ты

На Западе давно в порядке вещей иметь личного или семейного психолога. В России это направление не так развито. И это несмотря на то, что на фоне стремительно растущего темпа жизни, особенно в больших городах, всё больше людей сталкиваются с психологическими проблемами. Однако многие до сих пор пренебрегают походом к психологу, считая это либо ненужной роскошью, либо вовсе чем-то постыдным.

В очередной «Тайной комнате» знакомим читателей «А» с необычным практикующим дипломированным психологом: Жанна (имя собеседницы по её просьбе изменено. – Прим. авт.) выявляет у людей скрытый потенциал с помощью сказок.

— Жанна, как давно вы – психолог?

— С 2019 года.

Правильно ли я понимаю, что вы работаете по какой-то необычной методике?

Можно сказать и так: методика называется «Сказочная картография». Для себя я открыла её, когда работала с детьми. Суть методики заключается в следующем: ребёнок должен изобразить на бумаге сказку, то есть придумать главного героя, его друзей, развитие событий и так далее. Я, как специалист, анализирую выдуманную детьми сказку и делаю выводы, связанные со скрытым потенциалом человека. А именно – где скрывается ресурс, который человек может использовать в реальной жизни. Мне эта методика так понравилась, что я перенесла её и на работу со взрослыми.

Чем понравилась?

— Я – очень творческий человек, мне нравится делать анализ психологического портрета человека именно через творчество. Дело в том, что далеко не каждый может прийти к психологу и прямо рассказать о том, что его тревожит. Гораздо проще донести свой посыл через творческое задание. Тем более, что я

уверена: в каждом из нас есть творческое начало, просто не все могут о нём знать.

— То есть вы на основе придуманной сказки понимаете, какая психологическая проблема есть у человека?

— Не совсем так. Методика «Сказочная картография» призвана выявлять скрытый потенциал человека: то, о чём, возможно, сам человек про себя не знает. Сказки – это всё-таки не про проблемы, а про потенциал.

— Что конкретно вы можете увидеть через выдуманные человеком сказки?

— На самом деле многое: его отношение к отчему дому, к друзьям, к раскрытию самого себя. Ведь так или иначе в ходе выполнения творческого задания человек затрагивает, возможно, сам того не осознавая, все жизненные аспекты.

— Как это происходит на практике: кто-то приходит на консультацию, и вы предлагает ему нарисовать сказку?

— Первичная консультация – это оформление запроса. Но, как я ранее говорила, не каждый может вот так сразу рассказать о чём-то. А дальше, да, на консультации я могу предложить выполнить творческое задание. У меня были две девушки, которые как раз и начали говорить, когда окунулись в творчество.

— Знаю, что вы применяете эту практику не только в своей работе, но и участвуете с ней в различных фестивалях.

— Всё верно. В какой-то момент мне стало интересно попробовать поработать по этой методике вне рамок своей основной работы. Стала мониторить различные фестивали, обращалась к организаторам с предложением провести групповую психологическую сессию, их эта тема заинтересовывала, и я получала приглашения. А потом начало работать сарафанное радио. В итоге к сегодняшнему дню я уже побывала на фестивалях в Алтайском крае, Новосибирской области, на Урале и так далее.

— А в Ачинске в каких-то мероприятиях участвовали?

— К сожалению, нет, и мне очень обидно, что в родном городе не получается применять данную практику.

 — Не зовут?

— Дело не в этом: в Ачинске нет подходящих мероприятий творческой направленности. У нас делают упор больше на спортивные или развлекательные праздники. А чтобы именно творческий фестиваль, продолжающийся несколько дней – такого, увы, пока нет. В Ачинске работаю лишь персонально.   

Вы сказали, что работаете по этой методике несколько лет. Поделитесь какими-нибудь наблюдениями, выводами?

— Я бы отметила кардинальную смену запросов: с семьи, работы – на себя. Людям становится более интересно, а что могут именно они, какой потенциал, в чём, помимо семьи и работы могут реализовать себя. Сейчас человеку очень важно чувствовать себя целостной и нужной единицей: я – индивидуальность, я – личность. Людей интересует многогранность, они хотят пробовать что-то новое. Причина такого стремления кроется в том числе и в экономической ситуации: в наше время у человека очень много возможностей. Тем более, что коронавирус показал всем: очень хорошо что-то уметь, иметь своё дело. Но многие не знают, чем могли бы заняться. В этом, по сути, и заключается моя задача – подсветить путь, который для человека может быть не очевиден.

— В этом есть что-то эзотерическое…

— Именно. По моим наблюдениям, в последнее время психология вообще всё чаще переплетается с эзотерикой. Есть в этом и хорошая сторона, и плохая. Плохая заключается в том, что не все начинающие психологи, работающие в подобных практиках, могут вывести человека на правильный анализ. В таких случаях хорошего результата от работы ждать не стоит.

— Как считаете, люди по-прежнему относятся к психологу с недоверием, как 20 или 30 лет назад?

— Не могу сказать, что с недоверием, но некое напряжённое отношение проследить можно. И это нормально: человек всегда будет бояться внутреннего контроля со стороны другого человека. Возможно, поэтому мне нравится работать именно на фестивалях. Там люди видят, что психолог – это не только про поговорить в кабинете, а нечто большее. Работать в потоке люблю больше, чем формально в кабинете.

— Какие у вас дальнейшие профессиональные планы?

— Мне бы хотелось оформить некую концентрацию именно на методике «Сказочная картография» как на своём деле. Проще говоря, сделать это какой-то личной фишкой.

Автор