28.11.2022

Константин Шепель: «Нет ничего плохого, когда опекуны пользуются помощью государства»

В гостях у «Города «А» – руководитель отдела опеки и попечительства администрации Ачинска Константин Шепель

Почему дети в Ачинске становятся социальными сиротами, и какая работа ведётся с теми, кто желает стать приёмными родителями? Почему очередь на жильё из тех, кто остался на попечении государства, не заканчивается? Правда ли, что органы опеки и попечительства часто оспаривают в суде право сирот на жильё? Ответы на эти и другие вопросы – в нашем материале.

— Константин Олегович, озвучьте, сколько в Ачинске детей, оставшихся без попечения родителей? Ежегодно их становится больше или меньше?

— Существуют разные категории детей, оставшихся без родительской заботы. Если мы говорим, к примеру, о детях, уже имеющих статус сирот, – это те, чьи родители умерли, ограничены в родительских правах или находятся в местах лишения свободы, – то речь идёт примерно о 280 ребятишках. Цифра каждый год остаётся примерно на одном уровне. Возьмём, к примеру, статистику по детям, родители которых лишены права заниматься воспитанием, их количество за три года увеличилось на 15 человек: было 60, стало 75.

— Каковы основные причины того, когда дети остаются без родителей?

— В ряде случаев родители умерли из-за болезни или с ними произошёл несчастный случай, и они скончались. Родители, временно или постоянно лишённые своих прав по решению суда, составляют примерно треть от общего количества. В этой категории в основном законные представители, попавшие в места лишения свободы. В таких случаях, если ребёнка не забрали близкие родственники, органы опеки и попечительства подыскивают для него новую семью или определяют несовершеннолетнего на полное гособеспечение.

— А приёмные родители в курсе, что у ребёнка есть биологические родители, которые после освобождения могут восстановиться в своих правах? Зачем это нужно приёмным семьям, если в любой момент их могут разлучить с ребёнком?

— Конечно, о таких нюансах мы сообщаем приёмным родителям. Но необходимо учесть, что зачастую ребёнка забирают близкие родственники – например, бабушки или дедушки, и у них есть понимание, что это временная мера: возвращение к родному родителю в таких случаях – вполне естественно. На моей памяти за последние пару лет таких воссоединений с ребёнком было около 30.

— Я правильно понимаю, что детей младшего возраста охотнее берут в приёмные семьи?

— Не буду этого отрицать: так всегда было, есть и будет. И это естественно, ведь все мы понимаем, что формирование личности ребёнка происходит до пяти лет, и потенциальные родители хотят успеть именно до этого возраста привить малышам какие-то принципы и навыки. Но немало в нашей практике случаев, когда удаётся пристраивать в семьи и более взрослых детей.

— В основном приёмные семьи выбирают опекунство: при этой форме устройства ребёнка в семью можно получать различные пособия и пользоваться льготами. Такой выбор, на ваш взгляд, оправдан?

— Я не вижу ничего плохого в том, чтобы приёмные родители получали финансовую помощь от государства на воспитание ребёнка. Тем более, что все траты происходят исключительно в интересах несовершеннолетнего. Мы за этим строго следим. Кроме того, ребёнок со статусом «сирота» имеет льготы при поступлении в учебное заведение и так далее. Усыновляют же в основном детей до 3-4 лет, когда малыши ещё способны ассоциировать новую семью как свою кровную.

— Константин Олегович, были в вашей практике случаи, когда опекуны тратили деньги на себя, а не на ребёнка?

Органы опеки и попечительства не имеют полномочий проводить процессуальные проверки в отношении опекунов. О данных фактах мы направляем информацию в полицию: именно это ведомство даёт юридическую оценку деятельности опекунов по расходованию средств. За последние три года дважды выходили на полицейских с таким заявлением, однако проверка полиции не выявила фактов необоснованного использования опекунами денежных средств.

— Ни для кого ни секрет, что сироты, чтобы быстрее получить положенное по закону жильё, нередко подают в суд на администрацию. Правда ли, что представитель органов опеки и попечительства, участвуя в заседаниях, зачастую выступает против?   

Не знаю, откуда у вас такая информация, но она не соответствует действительности. Да и как мы можем быть против, если сами подтверждаем право на получение жилого помещения? Мы направляем пакет документов в министерство образования Красноярского края, чтобы ребят внесли в общекраевую очередь, тем самым признавая их право. Администрация может выступать против только в случае, если за ребёнком уже закреплено иное жилое помещение. Когда нарушается закон, мы, разумеется, будем выступать против.

А сколько сейчас сирот стоят в очереди на жильё в Ачинске?

— Порядка 430 человек, из которых 178 – с решениями суда на руках.

— Сколько из этого количества в год удаётся обеспечить квадратными метрами?

За восемь месяцев текущего года приобретено 55 жилых помещений, ещё на пять вот-вот будут объявлены торги. Несколько квартир купят за счёт сэкономленных на торгах средств. Кроме этого, с прошлого года начал действовать краевой закон о сертификатах. На данный момент уже выдано пять сертификатов: ждём рассмотрения ещё 17 пакетов документов на выдачу сертификатов в текущем году.

— Цифры действительно впечатляют. Знаю, что раньше были большие трудности с приобретением жилья: торги признавали несостоявшимися из-за отсутствия участников. Что сейчас изменилось?

— Изменилась нормативно-правовая база. Раньше работу по приобретению жилых помещений для детей-сирот курировало министерство образования Красноярского края, и процедура выглядела следующим образом: выделялась определённая сумма на год под конкретные стоимость квадратного метра и количество квартир. И в эти планы мы не могли вносить коррективы. К примеру, положено купить 50 квартир. Но проходил квартал, и стоимость «квадрата» менялась в большую сторону. А у нас в плане заложены старые цены. Соответственно, продавцы на такие условия не шли: кому захочется продавать свою квартиру ниже рыночной стоимости? С этого года полномочия по приобретению жилья сиротам передали в Минстрой: стоимость квадратного метра начали индексировать, и это положительно повлияло на ситуацию.  

— Константин Олегович, органы опеки и попечительства – это в первую очередь помощник или контролирующий орган?     

— Думаю, и то и другое, в зависимости от ситуации. Где-то мы можем пойти на встречу, поддержать. В другом случае нужно, наоборот, проявить жёсткость и принципиальность.

— Считаете, удаётся выдержать этот баланс?

— Конечно.

0 0 Голоса
Рейтинг статьи

0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x