07.10.2022

Адвокат из КГБ: гость редакции «Город «А» — известный правозащитник Юрий Кныш

31 мая – День адвокатуры России

В преддверии профессионального праздника гость редакции «Города «А» – легенда ачинской адвокатуры Юрий Викторович Кныш

В феврале 2003 года в Ачинске была создана Западная региональная коллегия адвокатов, входящая в региональную Адвокатскую палату Красноярского края, руководителем которой была избрана Любовь Николаевна Лебедева, а с 2005-го – Юрий Кныш. За это время на счету адвокатов коллегии – много ярких дел, выросла и новая смена. Накануне профессионального праздника мы встретились с Юрием Викторовичем.

— При подготовке к встрече я столкнулась с тем, что в Ачинске не так много адвокатов. С чем это, на ваш взгляд, связано?

— В России порядка 110 тысяч адвокатов. А параллельно с ними – целая армия юристов, примерно 600 тысяч. Все помнят, что в последние десятилетия практически каждое учебное заведение считало своим долгом иметь юридический факультет. Юристом стать проще – для этого достаточно окончить техникум или вуз, можно работать без лицензии, не платить налоги, к тому же ответственность у него минимальная – он никому не подконтролен. Чтобы стать адвокатом, помимо высшего образования, необходим двухлетний юридический стаж и сдача сложного квалификационного экзамена.

— Юрий Викторович, чем такое количество юристов чревато для клиентов?

— Есть понятие – «судебная практика». Возьму для примера уголовное право: при равных условиях, по одной статье, при отсутствии судимости – один получает, к примеру, три года условно, а другой – четыре года лишения свободы? Потому, что в первом случае защиту осуществляет грамотный добросовестный адвокат, а во втором…

В советское время нас учили, что у нас – одно из самых усовершенствованных законодательств. Сейчас этой веры нет, в том числе и у молодых адвокатов. В 1997 году был принят новый Уголовный кодекс, и с того момента от первоисточника практически ничего не осталось – постоянно появляются дополнения, изменения, и не всегда в лучшую сторону.

— Но ведь меняться, учитывая новые реалии и ту же судебную практику – это благо?

— Возьмём статью 158 «Кража», часть 3, пункт «г» – квалифицированная кража. Законодатель сразу отнёс её к категории тяжких, с наказанием до 6 лет, чтобы пресечь распространившиеся случаи мошенничества с банковскими картами. Помните случай: парни нашли карту и купили с её помощью себе еду. Я представлял интересы одного из них.

Парни до последнего не верили в реальность приговора, ведь проступок – достаточно безобидный. Я считал, что нужно признать вину, а мой коллега – представитель второго парня, решил этого не делать. И когда в зале суда на них надели наручники – было страшно. Я считаю это своим проигрышем – не смог убедить. Но в итоге всё закончилось отменой приговора, а в последствии – примирением с потерпевшим. Однако мальчишки провели в СИЗО около четырёх месяцев, что, конечно, наложит отпечаток на их мировоззрение. В нашей судебной системе нет золотой середины – зачастую встречаются крайности, от лишения свободы на большой срок до прекращения уголовного преследования.

— Почему вы решили стать адвокатом?

— Изначально у меня была мечта – стать военным следователем. После окончания школы № 12 в Ачинске поступил в Иркутский госуниверситет на юрфак. Но в военную прокуратуру брали только «своих», а я по распределению попал в Комитет госбезопасности. Захотелось приблизиться к мечте, работа нравилась, но подвело здоровье. Мне предложили работу в следствии, но – в Чите, а я уже до этого много поездил по стране, встал вопрос выбора. Предлагали партийную, комсомольскую работу, в университете, но друзья надоумили: «Юра, а диплом ты что, выбросишь?» И тут предложили стать адвокатом. Поначалу вообще не представлял себя в этой роли, но чем больше работал, тем больше влюблялся в эту профессию.

— Как в Ачинске строится взаимодействие адвокатов с судьями, следователями, гособвинением?

— Равенства нет. Доходит до того, что некоторые судьи говорят адвокату: «Не входите в кабинет». А потом смотришь – у него в это время сидит прокурор… Это, на мой взгляд, неэтично. Судья – это высшая точка правосудия, он должен быть беспристрастен.

Давно идут дискуссии о том, чтобы выделить следователей СК, МВД, ФСБ, погранвойск в отдельную структуру. Отмечу такую тенденцию, как слабость следствия: следователь перестал быть самостоятельной фигурой. Но пока в этом направлении нет подвижек. Пример: около 10 лет назад у одного из политиков Ачинска регулярно обворовывали дачу. Ночью при очередной краже он ранил воришек из ружья, причём второму попал в «мягкое» место. Следствие должно было квалифицировать эти действия как превышение самообороны, но в Главном следственном управлении Следственного Комитета решили, что это – покушение на убийство двоих лиц. Наказание – от 8 лет до пожизненного… Хорошо, что в ГСУ СК одумались и отказались от этого обвинения. Всё закончилось хорошо для политика. Снова крайность: причинение небольшой тяжести – в особо тяжкое.

Или ещё – интересное дело сейчас заходит в суд. Осень, 2021 года, вечер, парень отработал смену в супермаркете, к нему подбегает девушка с криком: «Помогите!». Следом выбегает мужчина и начинает его избивать. У первого парня с собой – небольшой нож, с помощью которого он работал с упаковкой. Обессилевший, понимая, что противник его забьёт до смерти, применяет ножик – нападавший умирает. Есть понятия: защита, самооборона, превышение пределов самообороны. А что здесь? Мать убиенного доходит до руководителя СК России Александра Бастрыкина, который даёт указание арестовать парня за умышленное убийство. В ходе расследования назначается очередная экспертиза и выясняется: парень совершил действия в результате аффекта. В итоге дело переквалифицируется со 105-й статьи на 107-ю, но, замечу, всё равно это – убийство по версии следствия. Хотя по сути человек просто защищал свою жизнь. Снова крайность. Такие случаи редки, но они – реальность нашей жизни.

— Какова статистика по оправдательным приговорам в Ачинске?

— Смотря по каким категориям преступлений. Оправдательных приговоров за сбыт наркотиков практически нет, иначе к судье возникает масса вопросов: нет ли тут корыстной составляющей, коррупции и прочего? Замечу, что в царской России оправдательных приговоров было в 12-15 раз больше, или 10% из ста случаев. Оправдывали и за особо тяжкие преступления. Сейчас же этот показатель равен менее 1%.

— Люди часто прибегают к услугам адвокатов по гражданским делам?

— Сфера гражданского права негласно «отдана» юристам. Адвокаты чаще специализируются по уголовному праву, и вообще выбирают какую-то одну сферу, но моё личное мнение: адвокат должен уметь вести дела в любой области права.

Пополняется ли в Ачинске адвокатская ниша?

— Хороший вопрос. Сейчас в Ачинске порядка 25 адвокатов – для города со стотысячным населением не очень много. В Красноярском крае – 1100 адвокатов, но есть тенденция к уменьшению их численности. К тому же сокращается количество уголовных дел.

— В связи с чем?

— Во-первых, из-за латентной (скрываемая, незаявленная. – Прим. авт.) преступности. Во-вторых, из-за кадровой политики в МВД, СК РФ. Так какие дела мы ждём? И кто будет искать преступников? Уходят следователи, оперативники, участковые, и это носит массовый характер, в том числе в Ачинске.

— Почему адвокаты уходят в другие сферы?

— К сокращению численности подтолкнул и ковид-19 – было меньше приёмов, а также некоторые изменения в работе – создание системы КИС АР (Комплексная информационная система адвокатуры России. – Прим. авт.). Я сравниваю эту систему с вызовом такси. Некоторые адвокаты, профессионалы, которые добросовестно работали, не выдерживают подобного. Такое чуждо для адвокатуры, но это – реальность. Однако для меня как руководителя быть в данной системе – необходимость, чтобы держать руку на пульсе: знать о последних тенденциях, сложностях в дознании, следствии.

— Адвокат может отказаться от работы в КИС АР?

— Если захочет – может, однако тогда ему потребуется самостоятельно искать клиентов и работать по соглашению.

— Юрий Викторович, бывает, что адвоката назначают защищать, к примеру, насильника, убийцу… Насколько это тяжело психологически?

— Знаете, почему-то на редкость – просто: чем сложнее дело, тем ты более нужен. Потому что обвиняемый – отвергнут обществом, а ты попробуй – найди смягчающие вину обстоятельства, найди с ним контакт. Я ни в коем случае не оправдываю его действий, но иногда получается понять человека.

— Может ли клиент отказаться от ваших услуг?

— На последнем Совете (Юрий Викторович с 2005 года – член Совета адвокатской палаты Красноярского края. В Совет входят 15 наиболее опытных адвокатов региона. – Прим. авт.) была затронута именно эта тема: доверитель отказывается от адвоката, унижает, угрожает ему, а адвокат обязан защищать – назначен КИС АР. И вот он не выдерживает, пишет заявление, и следователь отводит его. Адвоката заменяют. Но Совет палаты не согласился: по нашему мнению, этот коллега смалодушничал, а отвод должен быть основан на законе, это регламентировано нормами УПК РФ, Законом об адвокатуре, порядком работы адвоката по назначению.  

— Бывали случаи, когда вам угрожали?

— Скажу больше, мне предъявляли обвинения и даже заключали под стражу. Я в своё время работал по громким делам, и кто-то решил, что обладаю большой информацией по одному из доверителей. Таким образом решили через меня выйти на доверителя. Закончилось всё благополучно, чистым оправдательным приговором по всем статьям, но для этого потребовалось 11 месяцев моего содержания в СИЗО. А вообще угрозы – нередкое явление. Но если ты пошёл в адвокатуру – будь готов к этому, это одна из составляющих профессии.

— Кто-то из детей пошёл по вашему пути?

— Дочь Анна, к моему удивлению, тоже стала адвокатом, хотя я питал надежды насчёт сына Олега. Потом обижалась на меня: «Папа, почему ты не видел меня в этой профессии!» Очень рад, что она нашла себя.

— Какими законами регламентируется ваша деятельность?

— Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодекс профессиональной этики адвоката, Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Адвокат – не частное лицо, как думают многие. Его деятельность подконтрольна Министерству юстиции, он – в системе Федеральной адвокатской палаты РФ.

— Что вас вдохновляет?

— Реальные результаты в работе, в том числе своих коллег. Учёба, она обязательна, профессиональная литература – люблю журнал «Уголовный процесс».

— Работа занимает большую часть вашего времени. А как восполняете силы?

— Последний раз в полноценном отпуске был в 2009 году. Но, конечно, отдыхаю: природа, охота, рыбалка, огород – выращиваю помидоры. Раз в год обязательно езжу на малую родину под Канск.

— Что пожелаете коллегам в преддверии профессионального праздника?

— У нас появились очень хорошие, грамотные молодые адвокаты. Желаю им не терять веры – будут лучшие времена для адвокатов. Терпения, здоровья!

Фото: «Город «А»

0 0 Голоса
Рейтинг статьи

0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x