18.04.2021

Александр Третьяков: «В Ачинске пик заболеваемости коронавирусом пришёлся на ноябрь»

Ровно год назад, 11 марта 2020 года, Всемирная организация здравоохранения объявила, что вспышка коронавируса приобрела характер пандемии. Нам, живущим в Ачинске, на тот момент казалось, что всё несерьёзно: до нас китайская зараза вряд ли доберётся, а если и доберётся, спокойно переживём её, как когда-то пережили свиной и птичий грипп. Однако события развивались стремительно и беспощадно. Мы встретились с главным врачом Красноярского краевого центра охраны материнства и детства № 2 Александром Третьяковым и вспомнили, как прошёл этот год и когда нам ждать финала этой истории.

— Александр Петрович, вы помните свои ощущения тогда, в марте прошлого года? Было ли чувство, что всё это затянется надолго?

— На тот момент мы пристально наблюдали за тем, что происходит в первую очередь в Китае и Италии, и, будем откровенны, надеялись, что нас это не коснётся. Когда появились заболевшие в центральных регионах России, мы начали анализировать ситуацию и поняли: никаких стандартов лечения ковида попросту нет, хотя первые методические рекомендации уже появились. Лечить его как обычную пневмонию – бактериальную, вирусную – нельзя. Появились другие опасения: хватит ли коечного фонда, площадей, медикаментов, кадров? Поэтому в первую очередь начали заниматься оснащением стационара, хотя всё ещё надеялись, что поскольку мы – больница детская, лечение взрослых людей нас не коснётся. В конце марта стало понятно, что мы будем заниматься и этим.

— Какими были первые шаги?

— Краевой минздрав поставил задачу: до 28 апреля полностью обеспечить больницу кислородом и максимальным запасом противовирусных препаратов. Одновременно мы прокладывали новый кислородопровод, активно участвовали в семинарах, которые проводили врачи уже действующих госпиталей, где лечили пациентов с COVID-19: это красноярская больница скорой медицинской помощи, краевая клиническая больница № 1, московская больница № 52. То есть у нас, к счастью, был определённый запас времени, чтобы подготовиться: первого пациента мы приняли 4 июня. К тому времени уже понимали, что ресурсов детского инфекционного отделения на 30 коек, которое расположено в пятом микрорайоне, нам не хватит. Поэтому одновременно готовили весь шестиэтажный стационар. Его пришлось переделывать практически полностью: строились отдельные шлюзы для «красной» и «зелёной» зон, оснащались склады для медикаментов, приобреталось специальное оборудование, хотя в то время, сами понимаете, это было сложно: промышленность была просто не готова к такому спросу. Поиски подрядчиков и поставщиков отнимали очень много времени. Помню, даже с приобретением кроватей возникли сложности: приходилось доказывать, почему детской больнице вдруг понадобились кровати для взрослых людей. Да и цены выросли до космических масштабов.

Одновременно компания РУСАЛ строила «Медицинский центр помощи и спасения», на чьи ресурсы мы тоже очень рассчитывали.

Всю эту работу мы вели, исходя из самого худшего развития событий. Хотя, скажу правду, до последнего надеялись, что стационар не понадобится. Да и у врачей, чего скрывать, присутствовали опасения: одно дело – лечить ребёнка, и совсем другое – взрослого, а зачастую и пожилого человека, с сопутствующими заболеваниями. По сути, лечением взрослых людей в первое время занимались педиатры, и работали они по инструкции, прослушав лекцию и приняв участие в семинаре.

Первые пациенты в шестиэтажном стационаре появились в июле, рост количества заболевших продолжался до начала августа. Затем случился небольшой спад, хотя мы понимали, что впереди, судя по опыту других территорий, будет вторая волна. Так и произошло – её пик пришёлся на середину ноября. Причём, если судить по количественным показателям, в Ачинске всё было гораздо сложнее, чем в Красноярске. Были дни, когда пациентов из нашего города и района было почти столько же, сколько и в краевой столице. Хотя численность населения – в десять раз меньше. Доходило до того, что одновременно в Ачинске и Ачинском районе болели 400 детей! Спасибо волонтёрам, которые откликнулись на наши призывы, и на личных автомобилях развозили врачей, чтобы дети не остались без помощи.

Наверное, сейчас уже можно сказать: в те дни мы работали на пределе своих возможностей. Наши участковые медсёстры, ковидные бригады, которые подчас трудились до 12 часов ночи, психологически и физически были полностью истощены. Если бы количество заболевших продолжило возрастать, был огромный риск, что мы просто не справимся. Но, видимо, есть кто-то свыше, кто решил, что нужно остановиться. В начале декабря заболеваемость постепенно пошла на спад, и мы выдохнули.

За весь период через стационар прошли всего 72 ребёнка и свыше тысячи – взрослых.

— До сих пор есть мнение, что коронавирус с точки зрения медицины – это тот же самый грипп…

— С точки зрения смертности всё выглядит по-другому. Если от обычного гриппа умирают 0,5 процента заболевших, то от ковида – 3,5-4 процента. Если посмотреть общекраевую статистику за 2020 год, можно увидеть увеличение смертности. В том числе за счёт умерших от ковида, а также от осложнений, связанных с ним. Есть много случаев, когда люди, благополучно пережившие ковид, через два-три месяца умирали из-за обострения хронических заболеваний. 

— Что будет дальше – ваш прогноз?

— Прогноз – дело неблагодарное, особенно в медицине. Надеемся, что третьей волны не будет, хотя новости из Европы сейчас неутешительные. При самом оптимистическом раскладе межрайонная больница свой госпиталь закроет и перейдёт на плановый режим работы. Но наш госпиталь в любом случае продолжит функционировать, вне зависимости от количества пациентов, поскольку он специализированный, оснащён всем необходимым оборудованием, с опытными кадрами. По моим ощущениям, всё продлится до конца года. Хотелось бы, конечно, чтобы это произошло уже осенью, но в это время, как обычно, начинается рост респираторных заболеваний.

— Если говорить конкретно об Ачинске, то заболеваемость резко пошла на спад три недели назад. Чем это вызвано? Неужели только прививками?

— Безусловно, вакцинация тоже сыграла свою роль, начал вырабатываться коллективный иммунитет. Но я в первую очередь связываю это с тем, что в Ачинске количество переболевших коронавирусом – от тех, у кого ковид был подтверждён официально, до тех, кто переболел бессимптомно и даже не узнал об этом – превысило количество тех, кто ещё не болел им. 

— Вспомните самое эмоциональное переживание, связанное с коронавирусом?

— Пожалуй, оно случилось в тот день, когда из госпиталя вышла первая смена врачей, которая пробыла там три недели, и заходила следующая. Я лично присутствовал на этом пересменке. Одновременно госпиталь покидали и выздоровевшие, которые благодарили врачей. У меня тогда впервые за всё время пандемии возникло ощущение: «Мы обязательно справимся». Хочу сказать большое спасибо за самоотверженный труд не только всем врачам и медсёстрам, сотрудникам скорой помощи и поликлиник, но и другому персоналу: сантехникам, электрикам и плотникам, которым тоже приходилось работать в «красной» зоне, и всем службам, которые обслуживают коммуникации. Я могу ими только гордиться.

0 0 Голос
Рейтинг статьи
0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x
()
x