14.08.2020

Андрей Котлягин: «Если можешь помочь – помоги»

Интервью с начальником цеха кальцинированной соды АГК

В любой профессии династия вызывает уважение. Ведь это приверженность традициям производства, опыт и профессионализм, высокая ответственность и чувство долга – то, на чём в первую очередь держится любое предприятие. Сегодня у нас в гостях – Андрей Котлягин, руководитель содового цеха глинозёмного комбината и представитель трудовой династии, насчитывающей уже около 150 лет.

— Андрей Геннадьевич, мы встречаемся сразу после Дня металлурга, вашего профессионального праздника. Завершены и все мероприятия, которые прошли под знаком 20-летия компании РУСАЛ и 50-летия глинозёмного комбината. А лично для вас этот год стал каким-то особенным, знаковым?

— Безусловно, ведь есть и ещё одна немаловажная дата: в этом году исполнилось 50 лет и нашему содовому цеху. Конечно, мы планировали отметить все эти праздники совсем по-другому, но жизнь внесла свои коррективы, и массовые мероприятия пришлось исключить – всё проходило либо в онлайн-режиме, либо в индивидуальном порядке, либо в жёстких эпидемиологических условиях. Хотя даже не знаю, стоит ли об этом сожалеть. Несмотря ни на что, праздничное настроение присутствовало, мы поздравили ветеранов, отметили лучших сотрудников. Ну а реализовать какие-то задумки обязательно успеем – у нас всё впереди. Ведь хоть 50 лет – хоть дата значительная, но для большого комбината – это совсем юность.

— Что такое – содовый цех?

— Он довольно компактный, занимает площадь примерно 15 тысяч квадратных метров. Состоит из трёх участков – содового, калийного и участка затарки – на которых работают 240 человек. Продукция цеха – это кальцинированная сода и сульфат калия, которые получают из растворов, оставшихся после производства глинозёма.

— Куда отправляете продукцию?

— Она очень востребована на заводах компании РУСАЛ, которые также производят глинозём, но не из нефелинов, как в Ачинске, и из бокситов: способ Байера требует такого компонента, как сода. Кроме того, сода активно применяется на стекольном и на химическом производстве.

Ну а что касается сульфата калия – это основа для многих видов удобрений.

— Вы – местный?

— Родители приехали в Ачинск в 1971 году – на комсомольскую стройку, и всю жизнь отработали на комбинате. Отец начинал в цехе гидрохимии, механиком, мать – лаборантом. Я для себя уже к концу школы решил, что останусь в родном городе и непременно буду работать на комбинате. В те времена была такая практика: молодые люди по направлению от АГК получали профессию, а затем приходили на производство. Так я, окончив школу № 6, поступил в Красноярский институт цветных металлов. Успел отслужить в Монголии, жениться. Как только доучился – вернулся в Ачинск и сразу пошёл на комбинат.

— Каким было первое рабочее место?

— Сотрудник исследовательского отдела инженерного центра. Причём в содовом цехе – наверное, это был знак судьбы. Потом, конечно, меня побросало: перевёлся в исследовательский отдел гидрохимии, затем полностью перешёл на производство – старшим мастером калийного отделения содового цеха. Свою рабочую карьеру я видел именно в такой перспективе. Новый коллектив, новые задачи – это стимулировало, давало возможность профессионального роста. Да и, в конце концов, интересно было проверить себя, выяснить, на что я способен. В 2006 году я в первый раз стал начальником содового цеха.

— Почему – «в первый раз»?

— Потому что в 2010 году решил переехать в Новокузнецк. Возможно, просто наступил этап, как и в жизни любого человека, когда очень хочется что-то кардинально поменять в своей жизни. Устроился на металлургический завод, но вскоре вернулся в Ачинск. Понял, что там – не моё. Моё – здесь, в Ачинске: родина, друзья и любимая работа.

— То есть – опять в родной содовый?

— Нет, сначала приняли мастером в цех спекания. Через год предложили стать начальником глинозёмного цеха. А в содовый я вернулся в 2016-м – снова начальником цеха. Вот поэтому и говорю: содовый – моя судьба. Наша династия продолжается – младший сын пока учится, а старший давно трудится в цехе спекания. Он изначально рассматривал работу на комбинате как самую перспективную – это стабильность, карьерный рост, социальные гарантии. И если считать общий трудовой стаж нашей династии – родителей, супруги и мой, сына – получится, наверное, уже около 150 лет.

— Вы – жёсткий руководитель?

— Нет, абсолютно не авторитарный. Хотя жизненный опыт научил иногда говорить категорическое «Нет». Если предложение здравое, идёт на пользу производству – с удовольствием его поддержу.

— Каковы для вас самые главные показатели работы цеха?

— Основная наша задача – стабильный выпуск качественной продукции. Но для меня всё-таки главное – коллектив. Если рядом есть такие единомышленники, которые готовы разделить с тобой любую ответственность, – даже самые сложные вопросы решаются гораздо проще. Людей, которые работают в нашем цехе, ценю за профессионализм и ответственность.

— В истории АГК были разные периоды, в том числе не самые спокойные, и самые сложные годы выпали именно на вашу трудовую биографию…

— Приход РУСАЛа стабилизировал ситуацию на комбинате, а главное – в головах. Возникло чёткое понимание, как мы будем работать и развиваться.

— Последние три месяца вы умудрялись не только руководить цехом, но и активно работать в Объединённом волонтёрском центре…

— Когда объявили режим самоизоляции, я сразу понял, как трудно приходится нашим ветеранам. Я понял, насколько это важно – помочь им. И хорошо, что идея волонтёрства нас всех объединила. С большим удовольствием занимался доставкой продовольственных наборов, которые обеспечила компания РУСАЛ. Сейчас принимаю участие в масштабной программе по благоустройству внутридомовой территории в Ачинске, которая реализуется при поддержке Ачинского глиноземного комбината: волонтеры РУСАЛ косят траву и убирают упавшие ветки, которые остались еще после прошедшего в городе урагана. Самая главная ценность, которую я вынес из всей этой истории, заключается в простой истине: если можешь помочь – помоги. И таких неравнодушных людей в Ачинске – очень много.

0 0 vote
Article Rating
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x