27.01.2023

«Я их не брошу!» В Ачинске троих детей изъяли из семьи: за право воспитывать детей борются две бабушки

Органы опеки и попечительства защищают права детей. Это ведомство имеет право вмешиваться и даже изъять детей, если решит, что жизнь с родителями для них опасна. Однако несмотря на вроде бы благородную миссию, многие случаи отобрания несовершеннолетних подвергаются жёсткой критике общественности: ведомство, якобы, нередко злоупотребляет своими полномочиями.

«А» не будет давать оценку описанной ниже истории: пусть каждый читатель сделает для себя выводы сам. Имена героев статьи, по этическим соображениям, изменены.

«Мама из неё – никакая»

Жизнь семилетних близняшек Кати и Лены, а также их младшего брата, пятилетнего Егора, нельзя назвать сладкой. По признаниям родственников мамы детей, Ольгу никогда особо не заботила судьба родных кровиночек. Женщину больше интересовали устройство личной жизни и финансовое довольствие в виде различных пособий. А ещё родительница – большой любитель покутить, хотя ей всего 24 года.

— Мама из неё – никакая: она никогда детей ни одевала, ни обувала. Вот только когда прижму её: с пособий купит что-то из продуктов в холодильник, а остальные деньги тратит исключительно на себя. Сколько раз я ходила в соцзащиту и просила лишить её выплат, всё равно же детям ничего не достаётся, но мне специалисты отвечали, что не положено, – рассказывает Наталья, тётя непутёвой матери.

Ольгу с детьми ещё в 2020 году поставили на учёт как семью, находящуюся в социально опасном положении. Но, как утверждают родственники, с тех пор никто из органов опеки и попечительства детьми, которые всё это время по факту проживали с прабабушкой, не интересовался.

Документы, представленные официальным ведомством, говорят об обратном. Правда, какие меры предпринимались специалистами для исправления ситуации, не совсем ясно. Из искового заявления об ограничении Ольги в родительских правах:

«За время проведения индивидуальной профилактической работы в период с апреля по октябрь 2020 года положительный результат не достигнут, мероприятия ИПР не выполнены. *** написала письменный отказ от выполнения КИПР и посещения педагога-психолога центра, со специалистами ведёт себя агрессивно. За период с октября 2020 года по апрель 2021-го *** была привлечена к административной ответственности, замечена в употреблении спиртных напитков, не работает. До апреля 2022 года в семье наблюдалась нестабильная положительная динамика, но в дальнейшем ситуация ухудшилась».

— Мы с моей мамой – Екатериной Андреевной – хорошо заботились о детях, окружали их любовью. Сами оформляли их в садик, собирали в школу. Они всегда были накормлены, одеты-обуты, посещали различные кружки, – Наталья листает фотоальбом в красивом цветном переплёте. На каждом снимке – счастливые Катя, Лена и Егорка. – Вот мы на аттракционах в парке Победы, а это я им шила новые костюмы к Новому году, а здесь – выпускной девчонок в детском саду…

Как рассказывает Наталья, она навещала детей у прабабушки почти каждый день, часто забирала их к себе на выходные.

— Маме, конечно, одной сложно с ними – всё-таки возраст, 70 лет… – продолжает женщина. – Я их и купала, и в квартире наводила порядок, занималась со старшими девочками уроками. Дети к прабабушке и ко мне очень привязаны.

«Приходит набегами»

Отцы Кати, Лены и Егора в их жизни участия не принимают. А недавно Ольга вновь вышла замуж: она живёт отдельно с новым супругом, с детьми видится «набегами». А в последнее время Екатерина Андреевна и вовсе запретила Ольге приходить.

— Она ведь иногда ведёт себя абсолютно неадекватно: может на бабушку поднять руку, орать, материться, – делится Наталья.

Но Ольга всё равно периодически забирала к себе Катю, Лену и Егора, бравируя тем, что это её дети, и она сама может решать, когда и с кем им быть.

Из искового заявления об ограничении в родительских правах:

«30 апреля 2022 года в Красноярский краевой центр охраны материнства и детства № 2 поступила несовершеннолетняя *** с отравлением неизвестным веществом. Мать дала письменное разъяснение, где сообщалось, что она привела детей в квартиру и в присутствии малолетних детей вместе с мужем и третьим лицом распивала спиртные напитки. Во время застолья произошла ссора: на фоне эмоционального стресса у *** случился обморок. Мать была в алкогольном опьянении, и не могла оказать дочери необходимую медицинскую помощь…».

Спустя несколько месяцев, как отмечают специалисты опеки, Ольга, также находясь в алкогольном опьянении, устроила в школе, где учатся старшие дети, скандал. На женщину даже составили административный протокол. Итогом таких выходок стало проведение межведомственного рейда сотрудниками опеки и попечительства по месту фактического проживания детей. Всех троих несовершеннолетних изъяли из семьи.  

«Детей – выкрали»

Двоюродная бабушка Кати, Лены и Егора – Наталья считает, что её внуков просто выкрали, пообещав 70-летней Екатерине Андреевне таким образом «просто припугнуть» нерадивую мамашу, а после – вернуть детей прабабушке. Но уже больше месяца Катя, Лена и пятилетний Егорка находятся в Центре помощи семье и детям «Ачинский». По словам Натальи, дети испытывают «настоящий стресс от происходящего».

— Мы с мамой каждый день навещаем внуков в Центре. Когда я приехала на следующий день после того, как их забрали, Егорка вышел ко мне с красными от слёз глазами и сказал: «Тут – решётки, тут – дядя охранник. Нас, наверное, никогда отсюда не выпустят. А сестрёнки меня бросили». Представляете, что чувствует ребёнок? Детей, кстати, сначала разделили по разным корпусам, а они ведь так привязаны друг к другу. Но сейчас, слава богу они вместе. Просят забрать их домой… Ольга тоже приходит к детям, сейчас она не пьёт, пытается найти работу. Уже несколько раз просила у меня прощения, утверждает – не осознавала, что творила. Не знаю, получится у неё исправиться или нет. Если бы мне разрешили, я бы оформила опеку над детьми на себя.  

В конце декабря специалисты отдела опеки и попечительства администрации Ачинска подали на Ольгу в суд на ограничение её в родительских правах. По словам руководителя отдела Константина Шепеля, только в случае, если суд вынесет положительное решение, и мать будет ограничена в правах, можно перейти к вопросу об определении временного места жительства детей и рассмотрению кандидатов-опекунов. В приоритете, как утверждает Шепель, близкие родственники.

— Если в течение полугода законный представитель не примет мер для возвращения детей в семью, опека выйдет в суд с заявлением уже о лишении матери родительских прав, и несовершеннолетние получат официальный статус сирот, – объясняет Константин Олегович.

Наталья жалуется корреспонденту «А», что опека не настроена отдавать ей или её матери, Екатерине Андреевне, детей.

— Они мне открытым текстом заявили: «Вы им – никто, вы им даже не родная бабушка». Но я всё равно не брошу своих внуков и не позволю, чтобы им сломали жизнь!

Рассмотрение дела об ограничении Ольги в родительских правах займёт, по словам Константина Шепеля, два-три месяца. Это время, так или иначе, дети проведут в государственном учреждении…

1 1 Голос
Рейтинг статьи

0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x