07.10.2022

«Я просто не осознавал, что накажут»: интервью с замначальника ачинской уголовно-исполнительной инспекции

О том, как ачинские подростки после совершения правонарушений возвращаются к нормальной жизни, беседуем с представителем ГУФСИН России Надеждой Кинстлер

В нашем городе несколько служб занимаются вопросами помощи, адаптации и перевоспитания подростков, если те оступились: отдел по делам несовершеннолетних в МО МВД России «Ачинский», Центр помощи семье и детям «Ачинский». Но сегодня мы – в гостях в уголовно-исполнительной инспекции (УИИ) Федеральной службы исполнения наказаний России по Красноярскому краю (ГУФСИН). Здесь, помимо контроля над взрослыми условно осуждёнными, следят и за несовершеннолетними, по которым вынесено решение суда. Наш материал – о ребятах, кто однажды свернул не туда.

Захожу в помещение ведомства: холл с небольшим количеством кабинетов встречает меня тишиной.

— У нас шумно только в дни отметки, – говорит замначальника УИИ майор Надежда Кинстлер, – когда люди приходят на ежемесячную регистрацию. Происходит это в первые три дня месяца. В основном нас посещают условно осуждённые и условно досрочно освобождённые; также раз в квартал проводим беседы с лишёнными права управления ТС, осуждённых с отсрочкой отбывания наказания посещаем сами.

— Получается, все, кто стоит у вас на учёте, находятся «под колпаком»?

— Мы тесно взаимодействуем с учреждениями здравоохранения, Центром помощи семье и детям, управлением социальной защиты населения, центрами реабилитации, Центром занятости.

— По какой причине несовершеннолетние оказываются у вас на учёте?

— Основные причины – употребление наркотических средств, разбой либо кража. (Когда происходит факт нарушения законодательства, информация об этом поступает в отдел по делам несовершеннолетних полиции, если же по делу вынесен приговор – данные передаются также и в УИИ ГУФСИН. – Прим. ред.). В этом году на учёте состояли 11 несовершеннолетних: кто-то – с прошлого года, есть и «новенькие». Это примерно столько же, сколько в прошлом году. А вот в 2020-м было некое затишье – 3-4 человека. Думаю, это было связано с пандемией, когда люди в основном сидели дома.

— Что является основанием для снятия с учёта? Сколько длится испытательный срок?

— Истечение испытательного срока. А по достижении 18-летия ребята продолжают стоять на учёте, но как взрослые. Суд в среднем назначает от года до двух лет. Например, если человека осудили 20 августа 2021 года на основании статьи 73 УК РФ – лишение свободы условно на 1 год с испытательным сроком 1 год, то 20 августа 2022 года мы его с учёта снимем. Но при условии отсутствия нарушений. Если есть нарушения ­– мы выходим в суд с заявлением о продлении испытательного срока. К примеру, недавно несовершеннолетний совершил два нарушения, и ему продлили срок на два месяца. Но если за этот новый период он снова нарушит закон, мы будем вынуждены просить о замене условного – реальным сроком, независимо от того, сколько парень стоял на испытательном сроке.

— Но ведь ему ещё нет 18 лет…

— Он отправится в соответствующие места лишения свободы. Но сделаю оговорку: за 20 лет моей службы такого случая ещё не было.

— Как вы узнаете, если вдруг несовершеннолетний вновь совершит правонарушение?

— Вариантов много: если он не пришёл на отметку; если был привлечён к административной ответственности. При совершении повторного преступления нам в течение суток придёт уведомление из полиции. Также все наркозависимые проходят курс лечения в наркодиспансере: в течение 30 суток после назначения они должны явиться в медучреждение.

«Не погрозить пальцем, а помочь»

— Дети, стоящие на учёте, из благополучных семей? Что их толкает на правонарушение?

— Все семьи – разные, и мотивы правонарушений непредсказуемы. Бывает, что ребятами и правда мало занимались в семье, а случается наоборот: родители всё ребёнку дали, а он вот так поступил. И жаль в этом случае становится родителей. У нас работает психолог, который регулярно беседует с ребятами, и, что интересно: подростки зачастую не могут сказать в своё оправдание ничего вразумительного – только пожимают плечами. На тот или иной поступок, я считаю, их толкает желание быть «как все». Например, был случай, когда парнишка отобрал у сверстника телефон: потом он признавался, что просто не осознавал, что за это могут наказать. А родители потерпевшей стороны дали делу ход, в итоге мальчик – у нас на учёте.

— Мы проводим с нашими детьми колоссальную работу по их реабилитации, – продолжает Надежда Кинстлер. – Да, конечно, ведутся и беседы на тему: что такое хорошо, но главное, чем мы занимаемся, – помогаем в социальной адаптации, стараемся привить новые психологические опоры и ориентиры.

В первую очередь содействуем с учёбой и профессиональной ориентацией: после 9 класса некоторые ребята хотят сразу пойти работать. Один мальчик устроился штукатуром-маляром, и его в бригаде хвалят. Это хорошо, но всё же специальность получить надо. К нам регулярно приходят сотрудники Центра занятости, и очень многие устраиваются на работу благодаря им: это очень удобно – никуда идти не надо, даже паспорт можно не брать, вся информация есть в нашей базе.

Так и среди несовершеннолетних. Нынче трое ребят прошли обучение: двое – на повара, один – по компьютерной части. Один мальчик уже устроился сушистом и любит свою работу! А до этого ведь мама не знала, что с ним делать: не было никаких желаний и стремлений.

«Ты можешь жить по-другому»

Также Надежда Анатольевна рассказывает, что нынче дети, состоящие на учёте в ачинском отделении УИИ ГУФСИН, впервые получили возможность съездить на отдых в лагерь «Республика Солнечная» под Красноярском. Причём подобный опыт – первый и в России.

— Нашей целью было – показать ребятам иной круг общения, дать возможность увидеть, как можно жить по-другому, – говорит моя собеседница.

Также у инспекции заключены соглашения со многими учреждениями культуры Ачинска.

— С наступлением театрального сезона посещаем спектакли с нашими ребятами и детьми подконтрольных, – дополняет Надежда Анатольевна. – Регулярно выезжаем на экскурсии в краеведческий музей, на выставки и мероприятия – в Музейно-выставочный центр и библиотеки. Детям и нам, взрослым, эти поездки очень нравятся. С удовольствием подростки посещают молодёжный центр «Сибирь», участвуют в конкурсах, ходят на мероприятия.

Отметим, что сотрудники уголовно-исполнительной инспекции навещают подконтрольных совместно с представителями Добровольной народной дружины «Металлург» и Ачинского СИЗО, которые беседуют с ребятами и рассказывают о видах досуга, среди которых на первом месте, конечно, спорт. Благодаря этой работе ребята посещают секции. И даже если поначалу относятся к этому скептически, то потом благодарят – настолько им нравится.

— Надежда Анатольевна, скажите, когда на учёт становится «новенький» несовершеннолетний – его история трогает душу или это уже стало рутинной частью работы?

— Со взрослыми работать проще – всё же они сами отвечают за свою жизнь и поступки, а детей – сколько бы их ни стояло на учёте, по-своему жаль. Стараешься каждого понять. Когда они уже на учёте не стоят, и встречаешь их случайно на улице, то они искренне нам рады.

— В вашей работе были какие-то курьёзные случаи?

— Мы стараемся радовать ребят. Однажды подготовили сладкие подарки на Новый год. Заходит ко мне 17-летний парень. Я говорю: «Тут Дед Мороз заходил, передал тебе подарок». Он в недоумении смотрит сначала на меня, потом – на пакет: «Я ж уже большой». Но ушёл, конечно, счастливый.

Фото: «Город «А»

0 0 Голоса
Рейтинг статьи

0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x