02.12.2020

Сергей Игнатьев: «В работе горняка без взаимовыручки – никак»

В середине лета сотрудники Ачинского глинозёмного комбината компании РУСАЛ традиционно отмечают День металлурга, который объединяет всех, кто трудится на предприятии. Однако на АГК есть ещё очень много специальностей, представители которых празднуют сразу две профессиональные даты в году. В их числе – работники Мазульского известнякового рудника (МИР), которые в последнее воскресенье августа отмечают День шахтера, день работника горнодобывающей промышленности. Накануне праздника мы встретились с машинистом буровой установки Сергеем Викторовичем Игнатьевым, который отработал на комбинате почти 36 лет. Повод, между прочим, был двойной: в этом году нашему собеседнику за многолетнюю добросовестную работу присвоено звание «Почётный горняк Российской Федерации». Он уже достиг пенсионного возраста, но уходить на заслуженный отдых пока не планирует: говорит, что не чувствует себя пенсионером, не хочет расставаться с коллегами и готов ещё поработать на благо родного АГК.

— Сергей Викторович, а как вы оказались на комбинате?

— В 1979 году, как только отслужил в армии, сразу и устроился работать на комбинат. А именно – на Мазульский известняковый рудник. Мой отец работал на бульдозере, ну и я решил пойти туда же помощником машиниста буровой установки – мы называем её станком. До этого я даже понятия не имел, что это такое. Думал, устроюсь, поработаю, осмотрюсь – а там будет видно. Ну и так получилось, что проработал на МИРе всю жизнь. 

— Помните свой первый рабочий день?

— Помню только, как мастер сказал: «Ну что, пойдём – познакомишься». А там такая огромная машина – буровая установка! 

— Страшно было в первые дни?

— Нет, страха никогда не чувствовал. Скорее, ответственность. Да и чего бояться – рядом всегда машинист: он советовал, подсказывал. Вообще, у нас на руднике всегда было очень развито наставничество. До сих пор вспоминаю добрым словом Ивана Григорьевича Назымка, которого давно уже нет в живых. Вместе с ним я работал недолго, года три, но именно он научил меня многому, помог узнать суть профессии. Хорошо помню Виктора Никитича Чекменёва, вместе с которым мы в 1984 году монтировали новый станок – я тогда и сам уже был машинистом. 

— Какими качествами должен обладать горняк?

— Я думаю, прежде всего – это высокая ответственность, взаимовыручка и готовность всегда прийти на помощь товарищу. Без этого в нашей работе никак. 

— Мало кому из наших читателей приходилось бывать на руднике – что вообще представляет из себя этот станок?

— Это большая машина, установка, которая бурит скважину. Кстати, когда я впервые пришёл на рудник, там было шесть станков. Сейчас их четыре – связано это с тем, что современная техника имеет гораздо более высокую производительность.

Наш главный документ – это проект, так называемый блок, в соответствии с которым мы работаем. Сейчас в каждом блоке – примерно по 40-50 скважин. Чтобы их пробурить, нужно, самое большое, неделя. Отбурили на одном участке – идём на следующий. 

— И какова глубина каждой скважины?

— В среднем – от 11 до 15 метров. Но бывает, что достигает и 35 метров. 

— Что происходит со скважиной после того, как вы её пробурили?

— После того, как мы уехали на следующий участок, туда приезжают уже другие специалисты, помещают в скважины специальное вещество и взрывают породу: раньше это делали в 16 часов, сейчас – в обед. После этого можно добывать известняк. Его сортируют: всё, что необходимо – на комбинат, остальное – в отвал. 

— Приходилось ли натыкаться на что-нибудь интересное?

— Разве что марганец… Единственное – большое неудобство доставляет дайка: это такая очень твёрдая порода зеленоватого цвета. Когда бур на неё натыкается, он даже звенеть начинает. Дайка нигде не применяется, она тоже идёт в отвал. 

— В скором времени АГК переходит на производство глинозёма из нефелина, который повезут из Горячегорска – ресурс Кия-Шалтыря подходит к завершению. Это повлияет на вашу работу?

— Нет, технология-то остаётся такая же, поэтому известняк будет востребован в таком же объёме. Тем более что наш рудник продолжают разрабатывать – думаю, известняка хватит ещё на несколько десятилетий. 

— В вашей трудовой биографии есть интересный эпизод: несколько лет вы работали за границей. Как там оказались?

— В 1987 году меня вызвал директор рудника Владимир Владимирович Попов и предложил на три года съездить в рабочую командировку: в Монголию, в город Бор-Ундур. Ещё в 50-х годах прошлого века советские геологи разведали там месторождения флюорита, а в 1973 году было создано Советско-Монгольское совместное предприятие: соорудили шахту, разработали карьеры и построили обогатительное предприятие. По железнодорожной ветке этот минерал поступал на КрАЗ, где его использовали при производстве алюминия.

 К тому времени я уже был женат, воспитывал сына. Поэтому даже жене сразу ничего не сказал: сутки думал. Ну а потом посоветовались с родными, собрались и поехали. 

Советские специалисты в Монголии. Сергей Игнатьев — второй слева

— Трудно привыкали на чужой земле?

— Я сразу окунулся в работу – трудился на таком же станке, как и в Ачинске. А супруга, помню, ещё долго тосковала, переживала из-за непривычной обстановки. Потом раззнакомилась, тоже устроилась на работу – дежурной в общежитии. Постепенно привыкли, и когда подошло окончание срока контракта, я даже продлил его на год. Вернулся в 1991 году на Родину, и вновь пошёл работать в карьер.

— У вас имеется много наград: и «Победитель соцсоревнования», и «Лучший по профессии», и несколько Благодарственных писем от профильного министерства. Какая из них вам дороже всего, не считая, конечно, «Почётного горняка»?

— Наверное, всё-таки «Ветеран труда». Для меня – это самое почётное звание, потому что связано практически со всей трудовой биографией, с самыми разными периодами в жизни комбината и тёплыми воспоминаниями. До сих пор передо мной – примеры людей, которыми можно только восхищаться, которые были для нас примером для подражания. Среди них, например, Пётр Семёнович Скрипкин – в начале 80-х его бригада за один год набурила 50 тысяч метров. Этот рекорд ещё никому не удалось побить. Ему, кстати, в своё время тоже было присвоено звание «Почётный горняк». 

— Что вас радует в последнее время?

— В первую очередь, конечно, семья. Дома всё хорошо, у сына тоже дела идут успешно. Кстати, он тоже долго работал в карьере на экскаваторе, был мастером, главным инженером – сейчас переехал в Москву. Внучка тоже демонстрирует успехи в учёбе – нынче она уже идёт в шестой класс.

Ну и на работе всё спокойно, выполняем плановые показатели. Появляется новая современная техника, напичканная электроникой, которая облегчает нам работу. В том числе новые импортные экскаваторы – два уже пришли, ожидаем ещё один. 30 лет назад мы могли об этом только мечтать! Особенно меня радует, что в последнее время на рудник приходит молодёжь – любопытная, интересная. Учишь, рассказываешь, делишься опытом – это тоже приносит удовлетворение и особое спокойствие: значит, рудник будет в надёжных руках.  

0 0 Голос
Рейтинг статьи
0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x
()
x