16.05.2022

На трезвую голову: в Ачинске на базе наркодиспансера открылся реабилитационный центр

Центр, появившийся по инициативе руководства «Красноярского краевого наркологического диспансера № 1», пока небольшой, рассчитан на пять коек, но в перспективе его ждёт расширение.

Василий Проскурин, заведующий структурным подразделением Красноярского краевого наркологического диспансера в городе Ачинске

— Он предназначен для тех пациентов, которые хотят научиться жить по-другому: отмечать без спиртного праздники и печальные события; общаться с друзьями и находить в своей жизни новые радости – в этом и заключается основная задача реабилитационного центра, – говорит Василий Проскурин, заведующий структурным подразделением Красноярского краевого наркологического диспансера в городе Ачинске. – В том числе в центре проходят реабилитацию и осуждённые, которым, кроме наказания, суд назначил ещё и принудительное лечение от алкогольной или наркотической зависимости.

— Почему возникла необходимость открыть реабилитационный центр, и именно в Ачинске?

— Во-первых, суды гораздо чаще начали назначать принудительное лечение, неотъемлемой частью которого является реабилитация. А во-вторых, раньше такие люди были вынуждены ездить для этого в Красноярск, что не совсем удобно – особенно если человек, например, проживает где-нибудь в таёжной деревне Тюхтетского района. Теперь процесс реабилитации стал не только удобнее для осуждённых, но и эффективнее с медицинской точки зрения. Да, для них, по сути, это принудительная мера, но многие пациенты всё-таки осознают, что это нужно в первую очередь им самим. Ведь мало, например, бросить пить – надо научиться обходиться без алкоголя и в дальнейшей жизни; а в реабилитационном центре как раз этому и учат. 

— Сколько длится курс реабилитации и сколько персонала задействовано в этом процессе?

— Два месяца. Непосредственно работу центра обеспечивают пять постовых сестёр, по два психотерапевта и нарколога, также специально приняли на работу психолога. Ну и я, собственно, возглавляю это направление.

— Кого среди пациентов больше: страдающих алкоголизмом или наркоманией?

— Около 80 процентов – это люди, которые лечатся от наркотической зависимости.

— Как вы можете оценить эффективность реабилитационной работы вашего центра?

— Учитывая, что он работает относительно недавно, говорить о глубокой ретроспективе, конечно, пока рано. Но на данный момент ни один из пациентов за старое, что называется, не взялся.

— Как вы это контролируете?

— Дело в том, что каждый осуждённый стоит на учёте в уголовно-исполнительной инспекции, которая регулярно направляет его к нам для наблюдения. Именно поэтому мы уверены, что пока ни один из прошедших курс реабилитации не вернулся к старому образу жизни.

— Обеспечен ли центр всем необходимым?

— Для полноценной реабилитации у нас существует кабинет психологической разгрузки, в ближайшее время планируется закупить дополнительную мебель, открыть небольшой тренажёрный зал, кабинет арт-терапии, а в перспективе – и трудотерапии. Станет потеплее – установим во дворе специальную кабину для обливания.

— Какие новшества, помимо создания реабилитационного центра, произошли в наркодиспансере за последнее время?

— В прошлом году мы сделали ремонт столовой, санузлов и подъезда. Приобрели современную химико-токсикологическую лабораторию, которая сейчас проходит лицензирование. Её необходимость вызвана тем, что в настоящее время все анализы направляются на подтверждение в Красноярск, но как только получим документы, всё будем делать в Ачинске. Как и реабилитационный центр, лаборатория также будет обеспечивать потребности всех западных территорий края. Кроме того, в перспективе мощности лаборатории планируется задействовать и для проведения биохимических анализов – мы сможем оказывать населению широкий спектр медицинских услуг.

— В последнее время всё чаще на слуху тема детской наркомании. Обращаются ли к вам родители, заподозрившие своих детей в употреблении запрещённых веществ?

— Да, такие случаи есть. Сначала мы выясняем, на чём основаны подозрения, вместе анализируем поведение подростка, даём консультацию. Конечно, я поддерживаю таких родителей, ведь для этого нужна большая смелость – признать, что ребёнок употребляет наркотики. Но чем раньше мы забьём тревогу – тем лучше: формирование алкогольной зависимости может продолжаться несколько лет, а вот наркотической – моментально, с первого приёма.

— Но ведь бывают и противоположные ситуации: когда от пагубных пристрастий мам и пап страдают их дети…

— Совершенно верно – родители пьют, и органы опеки вынуждены временно помещать детей в госучреждения. Чтобы вернуть их домой, соцслужбы направляют матерей и отцов к нам на обследование. Буквально вчера пришли две женщины, у которых изъяли детей. Клялись, что полностью «завязали» с алкоголем, пытались разжалобить, рассказывали, как скучают по своим кровиночкам. Взяли у них анализы – выяснилось, что и одна, и другая буквально накануне употребляли спиртное. То есть должных выводов они для себя не сделали. Я всё понимаю: государство, к сожалению, не самый лучший воспитатель, да и семья, какая бы она ни была – это всё-таки семья. Но и оставлять детей с такими родителями – значит, создавать для них угрозу. И если их вовремя не остановить – всё может закончиться плачевно, и подобных случаев по России предостаточно. Поэтому лично у меня никакой жалости к таким людям нет.

5 1 Голос
Рейтинг статьи
0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x
()
x