17.04.2024

Вырвали с мясом: история строительства, расцвета и банкротства Малиновского свинокомплекса

Сегодня мы расскажем о предприятии, благодаря которому Ачинский район когда-то гремел на всю страну – о Малиновском свинокомплексе.

В 1972 году в Ачинском районе забили первые колышки под огромный свинокомплекс, рассчитанный на 108 тысяч животных в год. Строительство в две смены вело СУ-24 треста «Ачинскалюминстрой». Одновременно в Малиновке начали возводить жильё, детский сад, школу, Дом культуры и многое другое.

В конце 1975 года все здания свинокомплекса были сданы в эксплуатацию.

Одной из первых сотрудниц предприятия стала Людмила Госсман: работу на предприятии она начинала с должности секретаря-машинистки.

— Конечно, в то время во многих газетах страны писали про наш свинокомплекс, поэтому со всех концов СССР шли письма: люди спрашивали, как можно устроиться к нам на работу, – вспоминает Людмила Петровна. – В то время очень хорошо было с жильём: его получали все без исключения. Поэтому люди приезжали даже целыми семьями.

Секретарём-машинисткой много не заработаешь, поэтому Людмила Петровна в 1976 году отучилась на курсах операторов и вернулась уже непосредственно на производство.

На пике расцвета на свинокомплексе работали полторы тысячи человек. Предприятие полностью – от питания до ремонта – обеспечивало детский сад и школу, за поселковое ЖКХ тоже отвечал совхоз. Сотрудники постоянно получали премии, ездили отдыхать по стране и даже за рубеж. Каждому работнику в месяц давали пять килограммов мяса – это было в порядке вещей.

— Не знаю, как другие, но я всегда гордилась тем, что работаю на этом свинокомплексе! – признаётся Людмила Госсман.

К середине 80-х поголовье достигло 90 тысяч. Животных выращивали по «итальянской технологии»: уход был максимально автоматизированным, с самыми лучшими условиями для хрюшек. На то время в СССР было всего 15 таких комплексов.

— Я пришла на свинокомплекс в январе 1985 года – на должность начальника участка холостых и супоросных свиноматок, – рассказывает Лидия Зырянова. – Через два года стала начальником участка доращивания – директором тогда был Александр Викторович Томилов. В то время единовременное поголовье свиней только на нашем участке достигало 24 тысяч. Были очень высокие среднесуточные привесы: если плановый составлял 400 граммов, то у нас он приближался к 600.

По задумке краевых властей, зерно для свинокомплекса поставлял «Ачинскхлебопродукт», а свинокомплекс, в свою очередь, сдавал свиней на мясокомбинат. Но в 90-х эти хозяйственные связи начали рваться.

— «Ачинскхлебопродукт» стал частным, и корма начал поставлять намного дороже, причём без всяких объяснений: «хотите – берите, хотите – нет», – вспоминает Лидия Адамовна. – Стали себя хуже чувствовать мы – стал себя хуже чувствовать и мясокомбинат. В 1996 году я по состоянию здоровья ушла с производства, и мне предложили работу в соответствии со специальностью – бухгалтером. Потом произошла смена руководства – к нам из Вагино приехал Александр Анатольевич Чубаров. Показатели постепенно снижались, мы окончательно разошлись с «Ачинскхлебопродуктом» и стали покупать зерно где придётся.

В 1998 году, когда началось банкротство, на свинокомплекс приехал внешний управляющий Николай Толстихин и назначил Лидию Адамовну своим заместителем, а по сути – главбухом.  

В 2004 году предприятие приобретает депутат краевого Заксобрания Сергей Натаров. Под его руководством свинокомплекс вновь начинает развиваться: закупаются ремонтные свинки, хорошие кормовые добавки, растёт поголовье. Но в 2006 году депутатам запретили заниматься бизнесом, и Натаров продал свинокомплекс красноярскому предпринимателю Фариду Жамлиханову, у которого были большие связи в столице.

— Мы составили финансовый план и, минуя краевое правительство, подали документы в Москву, – рассказывает Лидия Зырянова. – Нас благополучно включили в реестр на реконструкцию, и вот-вот должны были выделить деньги. Мы даже не верили в такую удачу, и как оказалось, не зря: в краевом правительстве, видимо, сильно удивились нашей самостоятельности и, скорее всего, остались ею сильно недовольны. Кто-то нажал на нужный рычаг, после чего поставщик кормовых добавок решил нас обанкротить. Мы были должны этой фирме четыре миллиона, но раз нам согласовали финансирование на реконструкцию свинокомплекса, то безболезненно смогли бы с ними со временем рассчитаться, и они прекрасно об этом знали. Однако они требовали: вынь да положь. Разумеется, для нас это стало шоком. Потому что предприятие, на которое подают заявление о банкротстве, автоматически исключается из реестра на госфинансирование.

К счастью, пока шли суды, на свинокомплексе нашли себе компаньона: растениеводческое предприятие «ТРЭНЭКС», расположенное в Шарыповском районе. У них были свои поля – но не было рынка сбыта. А малиновцам, в свою очередь, как раз было нужно зерно.

— Мы объединились, и работа пошла на лад, – вспоминает Лидия Адамовна. – Шарыповцы взяли на себя в том числе и наши кредиты. К ним же перешли сотрудники, поэтому банкротство в итоге случилось лишь по документам. Таким образом, с 2009 года мы являемся обособленным подразделением «Малиновское» ООО «ТРЭНЭКС». За это время построили три цеха – комбикормовый, по переработке мяса, по производству мясокостной муки – и открыли собственные торговые точки.

Радует, что свинокомплекс – это одно из немногих предприятий советской эпохи, которое сумело сохраниться. Хотя, конечно, совсем не в тех масштабах, благодаря которым маленькая деревенька Малиновка в середине 70-х стала известной на всю страну…

Автор