05.03.2024

Кто защитит Родину?

О весеннем призыве, увеличении возраста призывников, добровольцах и мобилизованных – в интервью с военным комиссаром Константином Игнатьевым.

Армия РФ за последние пару лет побила все рекорды по количеству внесённых изменений, касающихся военной службы. Новшества коснулись всех: и срочников, и запасников, и контрактников. Подняли призывной возраст, увеличили штрафы для уклонистов, ввели понятие «электронные повестки». В настоящее время рассматриваются ещё и поправки в правила прохождения медицинских комиссий.

Не только об изменениях, но и о многом другом накануне выхода очередного номера «Города «А» мы поговорили с Константином Игнатьевым – военным комиссаром по Ачинску, Ачинскому и Большеулуйскому районам.

— С января этого года повысился призывной возраст: с 27 до 30 лет. Означает ли это, что в весеннюю призывную кампанию, которая начнётся в апреле, из ачинского военкомата уйдёт служить большее количество призывников, чем раньше?

— На количестве призывников повышение призывного возраста существенно не скажется. Изменится качественный состав срочников. Армии сегодня нужны ребята, уже имеющие какую-то специальность, чтобы в дальнейшем при несении службы они могли развивать свои навыки и умения. Какой толк с тех, кто только окончил школу и потому не владеет профессией? Хотя таких, к слову, немного. Всё-таки в основном парни идут служить в армию уже после окончания среднего или высшего учебного заведения.

— Получается, сейчас в одной части могут проходить службу 18-летние ребята, только окончившие школу, и 30-летние мужчины. Логично предположить, кто в таких ситуациях будет «править балом». Не поспособствует ли это возвращению в армию дедовщины?

— Чтобы этого не происходило, я всегда говорю – всему своё время. Если положено пройти срочную службу после получения среднего или высшего образования, нужно идти. Тогда призывник окажется в своём кругу, с ребятами примерно одного возраста.

— Константин Владимирович, количества тех, кто состоит на воинском учёте, хватает для того, чтобы «закрыть» призывную кампанию? Или перед призывом приходится разыскивать недостающих, то есть уклонистов, чтобы набрать необходимое количество?

Соотношение следующее: в нашей базе – порядка трёх тысяч мужчин в возрасте от 18 до 30 лет, а призвать необходимо в весеннюю призывную кампанию 150 человек. При этом розыск уклонистов ведётся постоянно.

— В этом году в тестовом режиме в нескольких регионах военкоматы начнут работать с электронными повестками. Красноярский край в список пилотных регионов не вошёл, и пока вы вручаете повестки старым способом, а именно – лично в руки. Но ведь в любом случае это новшество до нас в ближайшее время дойдёт…

— Всё верно, как только будет сформирован общий реестр воинского учёта, думаю, это начнёт действовать и в остальных регионах. Что касается, так скажем, общей автоматизации призывных кампаний, то для нас очень важно подключение именно к медицинской системе. Знаете, как сейчас зачастую происходит? Приходит призывник и говорит: «У меня что-то болит, а что – не знаю. Мне нужно обследоваться, чтобы выявить заболевание». Просит, к примеру, направление к кардиологу. А через определённое время приносит заключение, допустим, от хирурга. Спрашиваем – зачем просил отправить к одному врачу, а сам пошёл к другому? Отвечает: «Мне показалось, нужно к этому доктору». В общем, хитрят как могут, затягивают время. А есть те, кто получает направление на медкомиссию и просто пропадает. Именно поэтому сейчас за такие манипуляции существенно ужесточили ответственность. Раньше, например, за непрохождение предусматривался штраф до трёх тысяч рублей, теперь – до 30.

— А как проводится работа с уклонистами сейчас, пока работа ачинского военкомата строится по старинке, с личным вручением повесток? Если, к примеру, не удалось вручить документ…

— Процесс уклонения от службы не может длиться бесконечно. Уклонисты заносятся в отдельный список, проводится работа по их розыску, в том числе через сотрудников полиции.

— Сколько человек в таком списке у ачинского военкомата?

— Из Ачинска, Ачинского и Большеулуйского районов – 98 разыскиваемых. Но, к слову, в последнее время отмечается такая тенденция, что ребята, которые до этого какое-то время уклонялись от армии, сами добровольно приходят в военкомат и говорят, что готовы к прохождению срочной службы.

— Константин Владимирович, во время прохождения срочной службы ребята могут подписать контракт с Минобороны на два года. Много ли тех, кто использует эту возможность?

— Если взять воинскую часть, расположенную в Ачинске, там порядка 30-40 процентов срочников подписали контракт. Но в общем по Красноярскому краю я вам не подскажу – не владею такой информацией.

— Знаю, что вы часто бываете на местных предприятиях и проводите собрания трудового коллектива. Призываете идти служить по контракту?

— Да, провожу агитационную работу. И знаете, с чем столкнулся? Люди и готовы идти служить, но на некоторых предприятиях начальство говорит своим сотрудникам: «Уйдёте служить – место за вами никто держать не будет!» Хотя это грубейшее нарушение действующего законодательства.

— А есть ли у военкоматов «разнарядка»: сколько человек должно уйти на СВО с той или иной территории?

— Есть, однако точное количество я называть не вправе. Но скажу, что цифра – в районе 300 человек в год. Разнарядки о наборе на контрактную службу были, к слову, и до начала СВО. Просто сейчас эта работа происходит в большем масштабе. Но мы, разумеется, никого не заставляем, человек принимает решение самостоятельно.

Что в первую очередь волнует тех, кто планирует заключить контракт с Минобороны? Какая у людей мотивация?

Категории бывают разные. Самые замотивированные – это те, кто идёт защищать свою Родину от агрессии со стороны бандеровцев. Другие – у кого друг, брат, знакомый в настоящее время находится на СВО. Они поддерживают с ними какую-то связь и прекрасно осведомлены о том, как там всё происходит, и что специальная военная операция – не пионерский лагерь. Есть ребята, которые идут на СВО мстить за погибших родственников или друзей. Не секрет и то, что какая-то часть добровольцев заключает контракт, чтобы поправить своё материальное положение: не зря же сейчас так хорошо оплачивается служба в рядах Вооружённых сил РФ.

Константин Владимирович, можете составить портрет среднестатистического добровольца: кто он? какого возраста? чем занимается? есть или нет семья?

Так сразу и не скажешь, все очень разные. Кстати, случается, что ребята приходят с другом, чтобы вместе служить. И это – правильно, гораздо проще, когда с тобой рядом близкий и надёжный человек.

— И у них получается попадать в одну часть?

Конечно, этому желанию никто не препятствует.

Как вы считаете, возможна в ближайшая время ротация мобилизованных?

Думаю, да. Для этого и проводится такая большая работа по набору добровольцев. Чтобы впоследствии вернуть мобилизованных домой. Моё личное мнение – это может случиться через несколько месяцев. 

От родственников мобилизованных часто можно услышать негодование, что их не отпускают даже в отпуск, а если отпускают, то редко. Но есть среди мобилизованных те, кто уже несколько раз после отправки на СВО побывал дома. Почему так происходит?

— Всё зависит от того, где мобилизованный проходит службу. Если, условно, полк выполняет боевую задачу – какие могут быть отпуски? А те воинские формирования, которые находятся на отдыхе после боевых действий, и те, кто служит ближе к тылу, они – да, бывают дома чаще.

— Скажите, лично вы хотите, чтобы СВО быстрее закончилось?

— Конечно, ведь там гибнут наши ребята. Но я прекрасно понимаю цели и задачи специальной военной операции. Если сейчас мы не окажем достойного сопротивления, нас и дальше будут притеснять. А этого мы никак не можем допустить.

Автор