13.06.2024

«Там лились кровь и слёзы…»

«Город «А» продолжает серию публикаций, присланных на конкурс рассказов об истории нашего города. Были в ней, к сожалению, и печальные страницы, но их мы тоже должны знать. В этом номере – эссе нашей читательницы Людмилы Хромовой, которое она приурочила к Дню памяти жертв политических репрессий.

Эта трагедия началась сразу после Октября 1917 года. Главной задачей большевиков было удержать власть, а для этого – устранить политическую оппозицию, а также запугать народ, сделать его послушным, уничтожить желание восставать против власти.

При этом жертвами становились не только активные политические противники большевиков, но и люди, просто выражающие несогласие с их политикой.

7 (20) декабря 1917 года в стране была создана мощная карательная машина – Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК), возглавляемая Ф. Дзержинским. Она взяла на себя функцию слежки, ареста, следствия, прокуратуры, суда, исполнения приговора.

Одними из первых жертв большевиков стали представители царской династии.

Быстро расправились с дворянами, купцами, капиталистами, интеллигенцией. К 1929 году большевики уничтожили всех своих оппонентов, затем провели чистку внутри партии.

К этому времени быстро выросли НЭПманы (мелкий бизнес) в крепкую силу. С ними разобрались за год: ввели высокий индивидуальный налог на землю, на скот. Плативший налоги – разорялся. Не платившего – сажали в тюрьму.

С крестьянами в Сибири было труднее: они оказались крепче НЭПманов. Многие жили богато, строили церкви, школы, медпункты, закупали лекарства, оплачивали учителей, содержали детей крестьян в учебных заведениях. До 1928 года могли использовать наёмных работников. Правительство поставило своей задачей сломить зажиточное сибирское крестьянство, выбив из него очень сильный дух индивидуализма, разрушить их экономическую мощь.

С созданием коллективных хозяйств путём насилия и угроз крестьяне стали уже несамостоятельны. Был введён единый сельскохозяйственный налог, а с 1930 года началось раскулачивание – лишение имущества и физическое уничтожение самого активного и жизнестойкого слоя населения.  

Кулаками признавались не только самые богатые, но и обыкновенные крепкие большие семьи, высококлассные мастера народного промысла. Раскулаченных садили на подводы и увозили целыми семьями на Колыму. А раскулачивали бывшие лентяи и лодыри.

Миллионы русских крестьян, обеспечивающих своим трудом жизнь страны, благодаря которым пополнялась казна, осваивались новые земли, строились города, создавалась промышленность, существовала армия – были уничтожены в ссылках и лагерях.

Началась эпоха индустриализации – стране требовалось много денег и дешёвой рабочей силы. По собственному желанию ехать в далекую Сибирь работать на урановые рудники желающих не было.

В 1930-1932 гг. были разработаны лимиты на каждый район. Составляли разнарядку: количество семей, районы для выселения… В Красноярском крае было запланировано разорить 25 тысяч семей.

Пик раскулачивания пришёлся на 1931 год, когда было вынесено решение Политбюро: зажиточных крестьян выселять в недоступные места, на народные стройки. Потом стали выселять уже в соседние районы, так как денег выделяли мало.

Если в начале 30-х папки с делами репрессированных были толстыми (экспертизы, допросы и т.д.), то в 1937 году это было четыре бумажки. Первая – протокол, где человек всё отрицал. Вторая – всё подписывал: под воздействием пыток и запугивания арестованный называл своих знакомых, те – своих знакомых.

Третья бумага – приговор. Судила тройка: НКВД, прокурор, первый секретарь.

Зачитывался приговор, последнего слова подсудимому не предоставлялось. Таким образом за один день по краю арестовывали до 300 человек. Обычно за ними приходили ночью, поэтому долгое время мужики уходили ночевать в лес.

Лагеря были там, где стройки. ГУЛАГ – Беломорканал, «Норильлаг» – Норильск, «Краслаг» – Решёты…

Среди военных пострадали свыше 40 000 человек. Было «вычищено» 45% командного состава как политически неблагонадёжных.

Жестоким репрессиям подвергались вышедшие из окружения, военнопленные из немецких лагерей (получали по шесть лет ссылки). Семьи бывших пленных репрессировали и ссылали в Сибирь. 

В 1926-1934 годах репрессии (чистки) не миновали и Ачинск. Были лишены избирательных прав 956 человек, то есть каждый 20-й житель. Лишались целые семьи: Круглихина, Сейгеля, Максимова, Бронштейна, церковнослужители. 

В 1928 году в педагогическое училище из Москвы был прислан первый директор Г. Д. Иванников. Перед войной по доносу и оговору он вместе с завучем был репрессированы.

Контролировалась даже работа пионерских отрядов – здесь были «стукачи» из детей.

В городе проходили массовые расстрелы: всего в Ачинске погибли 2 тысячи репрессированных из города и районов. В районе каждое четвертое крестьянское подворье выбыло по раскулачиванию.

Тройка, которая решала судьбы людские, заседала в здании бывшего сельхозтехникума (аграрный университет).

При расширении взлётной полосы Ачинского аэродрома было вскрыто массовое захоронение людей – нашли сумочку с монетой 1936 года выпуска, вещевые мешки, табакерку. По воспоминаниям старожилов, здесь в 1937 году было расстрельное место.

Там, где была фабрика «Сибирская игрушка», – тоже расстреливали. Время от времени приезжала машина с людьми, они заходили внутрь, но никто не выходил.

В 1930-х годах, по воспоминаниям очевидцев, дети, играя у Берёзовой рощи (Крестовоздвиженской церкви в то время уже не было, осталась только часовня), в сумерках видели, как подъезжали конные подводы, груженые трупами людей. Их сбрасывали в овраг, вырытый вдоль ограды (по Дзержинского), и закапывали.

С 1930-х годов по адресу Партизанская, 22 размещался КГБ. В 1937 году там лились кровь и слезы. Пострадавших было много. По слухам, в подвале использовался для пыток электрический стул. 

В Ачинской тюрьме была расстрельная комната – жительница города рассказывала, что она замывала там кровь. Сейчас в этом районе находится СИЗО.

…Процесс реабилитации жертв репрессий в СССР начался в1954 году. С 1989 года – массовая реабилитация. Для исследования политических репрессий была создана организация «Мемориал» (организация внесена Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. – Прим ред.). Руководитель краевого отделения Алексей Бабий в том числе четыре года работал в Ачинске. Совместно с единомышленниками издал 13 томов «Книги памяти жертв политических репрессий Красноярского края». В её списках – 5 тысяч человек, которые были расстреляны, отправлены в ссылки и лагеря. 

Всего с 1921-го по 1953 год по политическим мотивам было подвергнуто репрессиям свыше 4 млн. человек, к высшей мере приговорено 800 000 человек.

Целью всего этого было породить всеобщий страх, который должен был исключить противодействие режиму. К сожалению, эхо этих событий слышно до сих пор. Согласно статистике, 80% людей, обращающихся сегодня за психологической помощью – это потомки репрессированных и погибших в войнах…

Людмила Хромова

От редакции. Напоминаем: если вам есть что поведать из истории родного города – присылайте на электронную почту gorodachinsk@bk.ru или приносите прямо в редакцию: микрорайон 6, дом 10, офис 103.

Автор