23.09.2023

«Вернись, пожалуйста, живым!» Жительница Ачинска добивается, чтобы племянника, находящегося в Украине, признали пленным и вернули в Россию

Старший лейтенант Дмитрий Романенко (все имена и фамилии изменены. – Прим. ред.) – родом из Боготольского района. Учился в Ачинске, в кадетском корпусе, а все выходные проводил у своей тёти, Людмилы Михайловны. Женщина говорит: «Я его как сына растила!»

После кадетского Дмитрий поступил в радиотехнический институт (там была военная кафедра), окончил магистратуру. Пять лет назад подписал контракт и отправился служить на Дальний Восток.

— 7 августа его командировали в посёлок Мулино Нижегородской области, – рассказывает Людмила Михайловна. – А 27 сентября направили на территорию ДНР и ЛНР. В тот день я написала ему SMS: «Племянник, мой любимый! Я каждый день буду молить Бога за тебя! Вернись, пожалуйста, живым, ты нам нужен!». Он ответил: «Спасибо, всё будет хорошо».

В Приморье семье Романенко аренду жилья оплачивало Министерство обороны. Но после того, как Дмитрий отправился в Мулино, деньги на квартиру давать перестали, и Ольге, супруге военнослужащего, вместе с дочерью, которой нет ещё и двух лет, пришлось переехать к родственникам в Красноярск. Она находится в декрете, снимать жильё – не на что.

— А зарплата мужа? Она не позволяла арендовать квартиру? – спрашиваем у Людмилы Михайловны.

— А зарплату… За это время почему-то был всего один перевод, причём в два раза меньше положенного, – отвечает женщина.

С 29 сентября о судьбе Дмитрия родные не знали ровным счётом ничего. А почти месяц спустя, 20 октября, он сам вышел на связь: позвонил супруге с украинского номера и сообщил, что находится в плену. Конечно, успокоил: обращаются с ним хорошо. Но попросил сделать всё, чтобы в России его внесли в списки военнопленных – это нужно, чтобы впоследствии можно было попасть в обмен.

— Успел спросить, как там дочка, как родные, – продолжает Людмила Михайловна. – И ещё сказал: «Ольга, не трать зарплату». Она даже не стала ему говорить, что тратить особенно-то и нечего – не хотела расстраивать. Весь разговор длился от силы две минуты. Ольга сразу позвонила мне, и мы начали думать: что делать? У меня на Украине живёт двоюродная сестра, я связалась с ней. Она порекомендовала несколько телеграм-каналов, где выкладывается информация обо всех погибших и военнопленных. Там я Дмитрия не нашла. Начали наводить справки везде, где только возможно. Удалось выяснить, что 27 сентября они колонной выдвинулись в сторону фронта. 29 сентября в результате боестолкновений попали в плен… По нашей информации, сейчас он находится в лагере «Запад 1» в районе Львова.

Родственники написали обращения куда только возможно: Путину, Шойгу, в военную прокуратуру, в ФСБ, в Комитет солдатских матерей, в «Красный крест», уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой.

— Из администрации президента ответили: наше обращение получено и перенаправлено в Министерство обороны, – продолжает Людмила Михайловна. – Москалькова сообщила: Дмитрий не числится военнопленным, добивайтесь этого статуса, потом звоните – мы поможем. «Красный крест» ответил примерно то же самое. От всех остальных – ни слова.

Ольга и брат Дмитрия несколько дней ездили в красноярский военкомат.

— Там попался хороший человек, он каждый день звонил в военную часть, но безрезультатно. Только на третий день трубку взяли – оказалось, там о судьбе Романенко вообще ничего не знают. Сказали, что включат его в список пленных только по распоряжению командира. А командира тоже нет – он находится непонятно где. Получается замкнутый круг. А весь ужас в том, что он уже месяц находится в плену, а в части об этом даже не знают! Единственное – сказали, что «ждём подтверждения от ФСБ».

Людмила Михайловна нашла номер официальной горячей линии на Украине, по которому тоже собираются сведения обо всех пленных и погибших как с одной, так и с другой стороны. Там сразу подтвердили, что Дмитрий Романенко находится в плену. Но что с этой информацией делать дальше – женщина не знает.

— Но главное, что он жив! – говорит Людмила Михайловна. – Теперь нужно добиться, чтобы Дмитрия включили в список обмена, а дальше мы знаем, куда идти. Но проблема в том, что мы стучимся во все инстанции, ходим по кругу, и нигде нам помочь не могут. Такое безразличие – просто не могу в это поверить.

В том коротком разговоре с супругой Дмитрий пообещал, что при возможности свяжется ещё раз. Сейчас все близкие каждую минуту ждут этого звонка. И постоянно перечитывают телеграм-каналы, где публикуют сводки со спецоперации: в надежде, что там промелькнёт родное лицо…

P. S. Перед тем как опубликовать эту статью, мы на всякий случай показали её Людмиле Михайловне – сами понимаете, тема непростая. В пятницу вечером женщина подтвердила, что её слова переданы правильно и даже поблагодарила: «Всё по правде, очень понравилось, спасибо большое вам».

Мы договорились: если к моменту выхода газеты ситуация разрешится, обязательно дополним статью. Однако в понедельник совершенно неожиданно получили от тёти послание с требованием не публиковать материал, потому что, по словам женщины, за выходные дни зарплату Дмитрию пересчитали и даже скинули на карту, а его самого якобы уже включили в список пленных и вот-вот готовятся отправить в Россию.

Но когда мы попросили показать какие-то подтверждающие документы, женщина переобулась в воздухе, обвинила нас в пиаре и сообщила, что показывать ничего не собирается! В последнем сообщении она приписала: «Удачи и дальше обманывать народ!».

Что ж, пусть это остаётся на совести Людмилы Михайловны. А мы желаем Дмитрию действительно как можно скорее оказаться на Родине.

About Author