07.10.2022

Туда, где руда: корреспондент «А» побывал на Кия-Шалтыре и поговорил с теми, кто стоит у истоков производства алюминия

Название рудника, расположенного в Кемеровской области, произошло от небольшой горной речки, которая бежит прямо через посёлок Белогорск. В нём сейчас проживают примерно 2,5 тысячи человек, многие из которых трудятся на Кия-Шалтырском нефелиновом руднике Ачинского глинозёмного комбината компании РУСАЛ.

Посёлок отсчитывает свою историю с XIX века, когда старатели нашли здесь золото. Добыча драгоценного металла продолжалась до середины прошлого века: запасы были исчерпаны, поэтому прииски закрыли.

Но в 1957 году у посёлка началась вторая жизнь: в его окрестностях было обнаружено богатое месторождение нефелинов. Его первооткрывателем стал геолог Александр Матвеевич Прусевич, впоследствии награждённый за это Орденом Ленина. К тому времени советские учёные уже разработали технологию производства глинозёма из этого минерала. Кия-Шалтырское месторождение было определено в качестве сырьевой базы Ачинского глинозёмного комбината.

Строительство рудника, начавшееся в 1960 году, обошлось государству почти в 42 миллиона рублей – огромнейшие затраты по тем временам! Первый маршрут был направлен на АГК 4 ноября 1969 года, а 11 апреля 1970 года из кия-шалтырской руды в Ачинске был получен первый сибирский глинозём.

Накануне Дня шахтёра (а это профессиональный праздник не только тех, кто спускается в шахты, но и тех, кто добывает руду открытым способом) мы побывали в Кия-Шалтыре. Четыре часа дороги – и мы на месте. Масштабы техногенного объекта, расположенного посреди дикой тайги, впечатляют: протяжённость карьера составляет 2,6 километра, глубина на данный момент – 360 метров. Даже не верится, что это – творение рук человека!

— Кия-Шалтырский нефелиновый рудник – крупнейший в мире, – с гордостью рассказывает директор по горным работам АО «РУСАЛ Ачинск» Александр Харченко. – Сегодня непосредственно на добыче руды у нас задействованы 562 человека, на участке по ремонту горнотранспортного оборудования трудятся 187 человек.

За сутки с рудника отгружается порядка 13 тысяч тонн нефелиновой руды, а за год на АГК привозят отсюда по железной дороге более 4,5 млн тонн.

С машинистом экскаватора Александром Ивановым мы познакомились в самой глубокой точке рудника, где за одну смену он грузит до 90 самосвалов руды. Между прочим, Александр Сергеевич – представитель трудовой династии: его дедушка, один из первых сотрудников КШНР, в своё время работал здесь электромонтёром, а отец – тоже машинистом экскаватора.

— Самое главное у нас – это трудовые традиции и отличный коллектив: дружный и ответственный, – считает Александр Сергеевич. – Например, со своим напарником я работаю с момента устройства на работу: вместе пришли помощниками, теперь работаем на одном экскаваторе. Практически братья! Условия созданы отличные: стабильная зарплата, хорошее питание, техника обновляется регулярно – чего ещё желать?

Кстати, о технике: как рассказал и. о. главного инженера КШНР Сергей Карелин, на данный момент на добыче руды задействованы 17 экскаваторов, 11 буровых станков и 45 самосвалов грузоподъёмностью от 55 до 92 тонн. Работают и вспомогательные машины – для перевозки грузов и рабочих, обслуживания карьера. Ежесуточно автопарк потребляет до 58 тонн топлива. 

— На замену техники, отслужившей свой срок, сразу же приходит новая, – говорит Сергей Сергеевич. – Например, только за последний год мы получили два новых экскаватора Hitachi, три «БелАЗа» и самосвал Komatsu. В ближайшее время поступит ещё два дизельных буровых станка.

Михаил Осипов – именно тот водитель, который скоро примет в свои руки штурвал нового самосвала Komatsu. Огромная 75-тонная машина в разобранном виде была доставлена сюда по железной дороге. Специалисты подрядной организации уже произвели сборку, и через несколько дней самосвал начнёт курсировать по карьеру, делая от 15 до 30 рейсов за смену, за один раз перевозя 90 тонн руды.

— Тружусь на КШНР водителем уже более десяти лет: начинал с «КамАЗа», потом были «БелАЗы» и Caterpillar, и вот сейчас – новенький Komatsu, – рассказывает Михаил Михайлович. – Я родился и вырос в Белогорске, и люблю это место. Супруга, кстати, тоже работает на руднике – кладовщиком. Наверное, на вас в первую очередь произвела впечатление наша тяжёлая техника, но я считаю, что главная ценность рудника – это всё-таки сплочённый коллектив: мы понимаем друг друга с полуслова.

Вячеслав Саврасов пришёл на КШНР сварщиком, потом трудился на участке по ремонту горного оборудования, но говорит, что всегда привлекала работа именно на технике. Поэтому отучился, отработал помощником машиниста буровой установки, а сейчас и сам управляет буровой установкой DML.

— В моей бригаде – четыре человека, и таким неизменным составом мы трудимся уже два года, – рассказывает Вячеслав Андреевич. – Ребята хорошие, отзывчивые, нам комфортно работать плечом к плечу. В том числе именно поэтому это моя любимая работа, на которую я иду с хорошим настроением.

— Вы стоите у самых истоков производства крылатого металла – испытываете ли гордость, когда видите какой-либо предмет, изготовленный из алюминия?

— Если честно, никогда даже не задумывался об этом, – говорит Вячеслав Саврасов. – Мне кажется, что настоящий профессионал прежде всего должен отвечать за своё направление, а всё остальное – дело рук уже других специалистов. А я просто всегда стараюсь добросовестно выполнять свою работу – как все, кто работает у нас на руднике.

0 0 Голоса
Рейтинг статьи

0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x