18.04.2021

Папа из купеческого дома

Житель Ачинска в одиночку растит пятерых детей на 29 квадратных метрах

Малюсенькая прихожая с печкой, небольшая кухонька и комната, где установлены две двухэтажные кровати и двуспальный диван – это квартира, где проживают Черновы: глава семейства Евгений и пятеро его детей. Общая площадь – 29 квадратных метров, а жилая недотягивает и до 25. Уже много лет они добиваются более просторного жилья, потому что их квартира мало того что тесная для такой семьи, так ещё и без удобств: отапливается углём, туалет – на улице, воды – нет.

Этот двухэтажный дом в старом центре Ачинска, согласно официальной информации, считается построенным в 1917 году – то есть ему уже более ста лет. Однако Евгений Чернов считает, что он гораздо старше: ещё в детстве слышал историю о том, что давным-давно здесь жил местный купец. На втором этаже, деревянном – вся его семья, а на первом, кирпичном – прислуга.

В советские времена в одну из квартир заселилась бабушка Евгения, которая работала комендантом в МТТ.

— В этом доме есть ещё большое подвальное помещение, из которого был прорыт большой ход в сторону Чулыма. Когда в 50-х годах начали ремонтировать подвал, обнаружился этот лаз. Рабочие из любопытства прошли некоторое расстояние под землёй – до соседней улицы. Но дальше идти побоялись, и впоследствии завалили этот ход строительным мусором. Я это к чему – дом явно был построен гораздо раньше: ну какие купцы в 1917 году? Тем более, когда я раньше работал в ЖЭКе, то узнавал: дом числился как 1900 года постройки.

Сам Евгений начал проживать в этом доме, когда пришёл из армии: бабушка переехала жить к своей дочери, а ключи отдала внуку.

В 2002-м познакомился с Ольгой, которую привёл в этот дом. Всего у них родилось пятеро детей: четыре девчонки и один пацан. Самой старшей, Насте, на днях исполнится 18 лет. Диана чуть помладше – ей 15. Даша родилась в 2011 году, а в 2012 году появились двойняшки – Вова и Наташа.

В 2015 году Ольги не стало – буквально за несколько месяцев она сгорела от рака.

— Стала жаловаться на боли в спине – её врачи три месяца лечили от хондроза, – рассказывает Евгений. – А ей всё хуже и хуже… Посоветовали обратиться в «Гармонию». Там прошла обследование, сдала все анализы, и её направили в краевую онкологическую больницу. Я уже потом узнал – врач всё понял сразу, но жену пугать не стал: сказал, что увидел какое-то затемнение и посоветовал провериться. Пока ждали вызов, Ольга попала в нашу больницу. Там ей прямо в глаза и сказали: у вас рак! Потом в Красноярске повторно сдала все анализы, и врач мне тихонько сообщил: «Даже не буду брать грех на душу – операцию она не переживёт. Но сделаю всё, чтобы облегчить страдания».

Через три дня после приезда из Красноярска Ольги не стало – она не дожила до 40 лет…

Первое время Евгению помогала тёща. Но она не смогла перенести уход дочери – вскоре скончалась от сердечного приступа.

— Мне даже предлагали сдать детей в интернат – по рабочим дням они бы учились, а на выходные я мог забирать их домой. Но я сказал: у них есть отец, и они будут жить в своём доме!

Дом по-прежнему принадлежит муниципалитету, который сдаёт Евгению квартиру в коммерческий наём. Благо, платит он немного – 214 рублей в месяц.

Рядом с домом у них небольшой огородик, которого хватает, чтобы посадить зелень, свёклу, морковку, огурцы и немного картошки. Своими силами Евгений соорудил небольшую баньку.

— Когда жена ещё была жива, наша семья считалась многодетной и малоимущей. Но когда умерла, дети начали получать пособие по потере кормильца, и получилось, что если все доходы – мою зарплату и пенсию детей – разделить на всех, выходит больше прожиточного минимума. Соответственно, по закону мы перестали быть малоимущими, и никаких льгот на получение жилья не имеем.

— То есть ваша семья из шести человек живёт на вашу зарплату и пенсии детей?

— Нет, пенсии я не трогаю: откладываю детям на книжки: хочу, чтобы у них к совершеннолетию был капитал, который позволит приобрести хоть какое-то жильё.

— То есть на одну вашу зарплату – вшестером?!

— Ну почему вшестером – ввосьмером, – улыбается Евгений. – У нас ещё есть кот Кеша и пёс Босс. А если серьёзно – нам хватает. Соцзащита выделяет деньги на покупку угля, на подготовку детей к школе. Это небольшие суммы, но всё же… Продукты закупаем на оптовой базе – там дешевле. В магазинах стараемся выбирать товары по акции. На работе мужики помогают, отдают нормальные детские вещи.

— А материнский капитал?

— Он тоже лежит в целости и сохранности. Сначала, если честно, хотел купить домик, чтоб обязательно с водой был. Но потом передумал: буду доживать здесь, а деньги пусть пойдут детям. Хочу, чтобы хотя б у них была собственная крыша над головой. Я понял, что ждать чего-то от государства – бесполезно.

Евгений говорит, что неоднократно обращался в администрацию города с просьбой об улучшении жилищных условий, но всё, что ему предлагали – либо дополнительную квартиру в этом же самом доме, но на первом этаже (ранее оттуда выселили жильцов, потому что помещение было признано непригодным для проживания), либо квартиру побольше, но тоже в старом жилищном фонде – примерно таком же по характеристикам, как и тот дом, в котором семья проживает сейчас.

Обращался Чернов и в краевое министерство строительства, и к Путину – всё бесполезно: жалобы спускаются вниз.

— А в нашей администрации мне пояснили: хотите, чтобы дом признали аварийным – собирайте справки. Но каждая справка стоит кучу денег, и нам они сейчас не по карману. Потом я узнал: если дом принадлежит муниципалитету, то оплачивать эти расходы должны из городского бюджета. Да и признавать дом аварийным тоже должен собственник – муниципалитет. Но комиссии несколько раз приезжали, смотрели и уезжали обратно. А мне, если честно, ходить и просить уже надоело – плюнул я на это дело…

Сейчас семья Черновых стоит в очереди безо всяких льгот – их очередь в районе восьмой сотни. При самом благоприятном раскладе получить жильё можно будет лет через 15, не раньше.

— Всё-таки одному с пятерыми детьми – непросто. Не хотелось найти себе вторую половинку?

— Было такое – познакомился. Всё-таки четыре девчонки – им нужно и супы научиться варить, и чтобы в больницу кто сводил… Но не сложилось. Да и привык я уже воспитывать своих детей один. Всю работу делаем вместе: готовим, убираемся, стираем. Что касается школьных дел, то старшие взяли шефство над младшими. Я уроки проверяю только на выходных.

Дочки, конечно, чувствуют, как непросто их отцу. Они уже поняли в этой жизни многое. И в первую очередь – что надеяться нужно только на себя. Поэтому старшая, Настя, нынче планирует поступить в медицинский институт, на специальность «Медицинская кибернетика и информатика». Это направление относительно новое – оно разрабатывает сложные технические средства для применения в здравоохранении. Сейчас Настя готовится хорошо сдать ЕГЭ по биологии, и не скрывает, что хочет вырваться из Ачинска. А отец верит, что и у остальных его детей жизнь обязательно сложится счастливо…

От редакции. Мы направили запрос в администрацию города – хотим выяснить, можно ли дом, в котором поживают Черновы, всё-таки признать аварийным. Как только получим ответ – обязательно опубликуем.

0 0 Голос
Рейтинг статьи
0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x
()
x