26.10.2020

«Вера возвращается к людям»

Один из трёх реставраторов икон Красноярского края – о выставке в Ачинском краеведческом музее

Экспозиция, о которой пойдёт речь, называется «Духовные ценности» и является постоянной в краеведческом музее им. Д. С. Каргаполова. Корреспондент «А» встретилась с человеком, без которого эта выставка в принципе не была бы возможной.

Захожу во двор музея, вижу троих человек в рабочей одежде, живо что-то обсуждающих. Неудивительно – на втором этаже одного из зданий активно идёт ремонт, скоро он «переедет» и на первый этаж, где располагается выставка икон. Среди них угадываю человека, к которому пришла, но уточняю. Верно – это Анатолий Павлович Качан – художник и реставратор музея.

Проходим в здание. С разных сторон на меня смотрят …лики святых. Уйти от взглядов сложно. Сразу понимаешь – картины живые. Здесь представлено несколько крупных икон, иконы поменьше, а также книги на старославянском, старинные нательные крестики.

— Как появилась идея создания выставки?

— Она зрела давно. Просто накопилось много материала, который можно и нужно было показать людям.

— Анатолий Павлович, как вы стали реставратором?

— Я по образованию учитель рисования, окончил Енисейский худграф. Хорошо рисовал мой дед – мать рассказывала. И младшая дочка рисовала, и племянники рисуют. В детстве меня тянуло к рисованию, лепке, постоянно что-то вырезал, друзья по-доброму шутили: «Этот опять с карандашом и листом». (Смеётся.) В армии тоже – за стенгазеты отвечал я.

После учительства работал директором Станции юных техников в Енисейске. Затем, в лихие 90-е, когда понял, что на учительскую зарплату не проживёшь, ушёл в оформители – в одну из первых частных мастерских Ачинска. Много где трудился, затем устроился в музей – оформлял экспозиции и попутно что-то ремонтировал, восстанавливал. И однажды, когда фонды переполнились иконами (приносили в основном бабушки – например, если некому было передать реликвию), а реставратора не было, я, глядя на эти разбитые иконы, подумал: а почему бы мне не попробовать? Обучался три года в Москве в Научно-реставрационном центре имени И. Э. Грабаря на отделении иконописи. Это самый мощный центр реставрации, практику я там получил хорошую.

— Какие бывают повреждения у икон, подвергающихся реставрации?

— В основном – загрязнения, отслоение левкаса (грунт из мела, смешанного с животным или рыбьим клеем с добавлением льняного масла. – Прим. авт.), красочного слоя, отсутствие фрагментов изображения. Приходится долго подбирать материалы, искать похожее изображение. Если икона выполнена на дереве (в Сибири это берёза и кедр), то её основа представляла собой одну или две, три скреплённых доски. После этого покрывалась клеем. На клей накладывалась паволока, на неё – грунтовка, защитный слой и только потом наносился рисунок. Фон мог быть не только левкасный, но и на серебре, золоте. Такие иконы могли себе позволить зажиточные люди. Простые же покупали в основном подокладницы (когда на иконе прорисованы в основном лики, руки и ноги, а все остальное покрывает оклад – металлическое украшение. – Прим. авт.).

— Кто писал иконы?

— До революции были очень распространены школы иконописи, они находились в том числе при храмах. Это московская, петербургская, была даже сибирская школа. В год, если не ошибаюсь, икон выпускалось около двух миллионов. Главное в этом деле – подход, настрой, с которым ты приступаешь к работе. Вообще, тогда к ликам святых относились трепетно, люди почитали любое изображение, даже писанное на бумаге, и молились ему.

— Писать иконы может только верующий человек?

— Конечно. Любая икона имеет определённый заряд «намоленности»: это зависит от того, сколько с ней «разговаривали». Намоленная, кстати, и реставрируется легко. А иной раз икона сложно поддаётся восстановлению: сложно снять верхний слой, и вообще всё идёт долго, дело не спорится. Тут имеет значение всё: и в доме каких людей стояла, и как часто на неё молились… Некоторые люди несознательно относятся к иконам – продают. Принесут, например, в музей, чтобы мы дали оценку. А иконе 150 лет… То есть три поколения молилось ей, дарили часть души. А вы хотите избавиться от неё. Это ведь не просто картина… Но хочу отметить, что хоть и постепенно, но люди возвращаются к православию.

— С каким чувством приступаете к реставрации? Сталкивались ли с чудом в процессе работы?

— Через молитву. Когда процесс завершается, испытываю радость и воодушевление – радость от того, что икона засияла. Мироточения, как описывают в книгах, не видел, но в процессе работы я чувствую энергетику иконы. Это не передать. Ощущается некая связь – между тем миром и земным… Причём у некоторых икон энергетика чистая, светлая, а у других – трудная.

Анатолий Павлович подводит к иконе «Всех святых, От века Богу угодивших, Избранным угодникам Божиим, Всем святым»:

— Она писана на серебре, состояние у неё было плачевным: сложно было угадать сюжет изображения. Но икона хорошо поддавалась реставрации. Обычно фотографирую каждый этап работы – для наглядности. Это называется реставрационным паспортом.

Реставрационный паспорт. Этапы работ: слева – икона до восстановления, справа – после

— Вы – верующий?

— Вера у нас у всех есть изначально. Но обстоятельства могут её заглушить, так было со мной. Вспомните советский период. Однако моя бабушка крестила меня в годовалом возрасте. А мать рассказывала, что когда я потерял крестик – сильно расстроился и долго плакал.

— Сотрудничаете ли с храмами?

— Да, вот, к примеру, на выставке престольный крест и несколько икон Казанского собора.

И как это часто водится, талантливый человек талантлив во всем. Анатолий Павлович занимается резьбой по дереву и очень любит это дело. Украшает в основном свой дом – сделал наличники, ворота. Также с удовольствием использует своё умение для оформления выставок в музее, но выставлять работы не любит. А ещё этот удивительный человек с добрыми глазами каждую зиму много лет подряд оформляет ледовые на городской площади скульптуры к Новому году.

ПРОБЛЕМА

Профессия реставратора редка. И то, что у нас в городе есть такой специалист, – большая удача. Но, к сожалению, особых условий для реставрации картин и икон в Ачинске нет. Нужна отдельная светлая мастерская с особым температурным режимом и вентиляцией. К тому же реставрация – токсичное занятие, когда при работе с каждым новым слоем иконы требуется новый химический раствор. Из-за этого у мастера может возникнуть аллергия и даже бронхит.

0 0 Голос
Рейтинг статьи
0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x
()
x