25.10.2021

Как распадался СССР: воспоминания известных ачинцев спустя 30 лет после путча

19 августа 1991 года в нашей стране произошло событие, которое в итоге привело к распаду одной из самых крупных империй в истории – Советского Союза. По телевизору объявили: Михаил Горбачёв по состоянию здоровья не может руководить страной, власть переходит ГКЧП – Государственному комитету по чрезвычайному положению. Конечно, главные события тех дней происходили в столице, за тысячи километров от нас. Но ачинцы тоже слышали, как трещал хребет большой страны, и для многих это стало личной трагедией. Что это было – государственный переворот или отчаянная попытка спасти страну от разрушения? Сегодня события 30-летней давности вспоминают жители Ачинска, которые на тот момент были облечены государственной властью или руководили предприятиями.

«ОНИ ПРЕДАЛИ СВОЙ НАРОД»

Владимир Бондаренко. В 1991 году – первый секретарь ачинского горкома КПСС

— За несколько дней до ГКЧП по моей инициативе первые секретари горкомов и райкомов западной группы районов решили собраться и обсудить: как дальше жить и работать? Ведь ситуация в стране была очень напряжённой. В Ачинске испытывался дефицит молока, масла и мяса, а селу нужен был цемент, бетон, железо.  19 августа мы собрались в Тюхтетском райкоме партии. Во время заседания в кабинет вошёл начальник районного отдела милиции, наклонился, шепчет: «Пришла правительственная телеграмма». Я отвечаю: «Читайте вслух – мне скрывать нечего». Вот так мы и узнали о том, что власть перешла ГКЧП. Первая реакция, конечно, – шок и гробовая тишина. Когда опомнились, начали бурно обсуждать эту новость. Все сошлись во мнении, что это просто предательство со стороны руководства страны.

Сейчас я считаю, что именно обострившиеся до крайности политическая и экономическая ситуация в стране, драка за власть в руководстве партии привели к распаду СССР. Эти руководители предали идеалы страны и свой народ. Именно поэтому настоящие патриоты и создали ГКЧП – спешно, без подготовки и без учёта мнения населения. Как результат – полный провал. Новые лидеры повели нас к капитализму, чей волчий оскал мы сейчас и ощущаем.

«БЫЛО ПОНЯТНО, ЧТО НИЧЕМ ХОРОШИМ ЭТО НЕ КОНЧИТСЯ»

Альбина Чайковская. Супруга Владимира Чайковского, в 1991 году – председателя горсовета (до этого – первого секретаря горкома КПСС)

— Конечно, я тогда не вникала в политическую жизнь, но видела, что Владимир Михайлович, как убеждённый коммунист, переживал по этому поводу. Ещё накануне ГКЧП, когда супруг бывал в Москве на партсъездах, по приезде всегда говорил, что грядут тяжёлые времена. Он видел, как дети верхушки учатся за границей, и возмущался этим. Для нас это было непонятным, а там, в столице, – уже чуть ли не в порядке вещей. Партийная элита демонстрировала свою оторванность от происходящего в стране. В Ачинске, как и везде, было тяжело с продовольствием. Бывало, приду из магазина и говорю Владимиру Михайловичу: «Хлеба в продаже нет…». Он начинал кому-то звонить, решать эти вопросы. Принимал всё настолько близко к сердцу, что я потом решила вообще ни на что ему не жаловаться.

В общем, было понятно, что ничем хорошим это не закончится, тем не менее, всё это случилось очень неожиданно. Я до сих пор не могу сформулировать своё отношение к распаду СССР. Но главное, о чём я жалею, – о том, что каждый теперь живёт для себя.

«СУДЬБА ГКЧП БЫЛА ПРЕДОПРЕДЕЛЕНА С САМОГО НАЧАЛА»

Николай Захаров. В 1991 году – заместитель директора Ачинского автокомбината

— Время расставило всё по своим местам: и Горбачёв, и ГКЧП сыграли на руку Ельцину и сделали всё, чтобы погубить великую страну с социальными ценностями, каждый житель которой мог реализовать себя так, как хотел. Именно после путча начались неуправляемые процессы, которые в итоге и привели к распаду Союза. Хотя в составе комитета были вполне уважаемые люди – например, министр обороны Язов, председатель КГБ Крючков, министр внутренних дел Пуго. Как и многие в нашей стране, я понимал: дальше так жить нельзя, и нужно что-то решать. Горбачёвская говорильня к тому времени всем уже надоела, но и введение войск в Москву тоже расценивалось как провокация. Поэтому никто на тот момент не мог до конца сформулировать своего отношения к происходящему. Все просто хотели порядка, работающей экономики, ликвидации дефицита. Напомню, что накануне, в марте 1991-го, в стране прошёл референдум, и 76% населения высказалось за сохранение СССР.

Судьба ГКЧП, на мой взгляд, была предопределена с самого начала: у этих людей не было понятной программы, продуманного плана действий, но всё же главная ошибка, повторюсь, – введение войск в столицу. До ГКЧП у нас ещё был шанс сохранить страну, решив внутренние вопросы. Но такой умной головы, к сожалению, не нашлось.

«С ТРЯСУЩИМИСЯ РУКАМИ ВЛАСТЬ НЕ ЗАХВАТИШЬ»

Геннадий Федоренко. В 1991 году – первый секретарь ачинского райкома КПСС

— В эти августовские дни я был в отпуске. Когда узнал о ГКЧП, не поверил, что всё так серьёзно. Подъехал к своему гаражу – он уже опечатан. Развернулся, направился в Игинку, чтобы переночевать. Когда посмотрел знаменитую пресс-конференцию членов ГКЧП, понял, что с трясущимися руками власть в стране не захватишь: в составе комитета не было ни лидеров, ни характеров, ни личностей.

На следующий день приезжаю на работу, поднимаюсь в свой кабинет – у дверей стоят два автоматчика. Собрали комиссию, чтобы принять у меня дела, потом позволили забрать личные вещи. Вышел из администрации и даже не понимал, куда идти – ситуация была абсолютно непонятной… Вот таким я и запомнил августовский путч.

Думаю, что все рабочие и крестьяне, все трудяги, жалеют о распаде Советского Союза. Сейчас настали другие времена: покажите хоть одну телепередачу с участием комбайнёра, доярки? Труд теперь не в почёте. Когда я ещё возглавлял колхоз, у меня порой передовикам начисляли зарплату больше, чем у меня. И я считал, что это справедливо – заслужили. А сейчас этой справедливости очень не хватает в нашей жизни…

«ВСЁ, О ЧЁМ ГОВОРИЛИ, – ЗАБУДЬ»

Андрей Вильгельм. В 1991 году – заместитель начальника объединения рабочего снабжения (ОРС АГК)

— 19 августа по телевизору начали показывать балет «Лебединое озеро», а следом в эфир вышла пресс-конференция, на которой было объявлено о создании ГКЧП. Заместитель председателя горисполкома Владимир Никулин вызвал меня и сообщил, что нас приглашает к себе генерал Владимир Барабаш – начальник АВАТУ и Ачинского военного гарнизона. Подъехали к нему – там уже усиленные наряды курсантов. Нас пропустили в штаб. Барабаш ждал в банкетке своего кабинета. Налил коньяка и предложил тост за ГКЧП. Объявил, что как руководитель гарнизона он принимает на себя ответственность за город, и заверил, что сейчас в стране будет наведён порядок, поскольку к власти пришли настоящие патриоты. Поручил снять остатки стратегически важных продуктов – тушёнки, сгущёнки, соли, сахара, муки. Я приехал в ОРС – в приёмной сотрудники продолжали смотреть трансляцию из Москвы. Выполнил просьбу Барабаша, и работа продолжилась в обычном режиме: в магазины и столовые отправлялись товары, но уже под усиленным контролем. А через два дня Никулин вновь пригласил к себе и сказал: «Всё, о чём мы говорили, – забудь, и никому не рассказывай». Конечно, о распаде СССР я жалею, потому что в этой стране было то, о чём нынешнее поколение может только мечтать.

«ЕЛЬЦИН ХОТЯ БЫ НА ТАНК ВЗОБРАЛСЯ»

Юрий Лебедев. В 1991 году – генеральный директор «Ачинской ДПМК»

— Я в это время был в Одессе, у родителей. Из-за путча не мог вылететь в Красноярск – пришлось подключать знакомых, которые помогли попасть на самолёт. До самого конца было непонятно, что вообще происходит – по крайней мере никто и предположить не мог, что в результате этих событий распадётся СССР. В нашей жизни тогда было всякое – и хорошее, и не очень – но мы развивались, ДПМК получала новую технику, были уверены в будущем.

Почему проиграл ГКЧП? У тех, кто всё это затеял, не было в глазах огня. Они делали – но боялись. Наверное, просто они сами ещё до конца не осознавали, что происходит. Тот же Ельцин – он хотя бы на танк взобрался. А эти закрылись от народа, заполонив Москву войсками. Советский Союз, который мы в результате потеряли, – это дружный многонациональный народ, где все жили одинаково. Где люди могли спокойно учиться, лечиться, трудиться и ездить на отдых. Плохое в нашей стране наверняка тоже было, но мы были молодыми и этого, конечно, не замечали. Поэтому и воспоминания об этой эпохе у нас только хорошие.

«С РАСПАДОМ СССР МЫ ОЧЕНЬ МНОГОЕ ПОТЕРЯЛИ»

Фарида Адулова. В августе 1991-го – главный государственный санитарный врач по Ачинску, Боготолу, Ачинскому, Боготольскому, Большеулуйскому, Бирилюсскому и Козульскому районам

— ГКЧП стало для меня полнейшей неожиданностью. Я тогда подумала: почему Горбачёв так легко сдался? Хотя его поступки мне к тому времени не нравились. Я не поверила, что у него вдруг пошатнулось здоровье, и он поехал лечиться на Форос. Уже не покидало ощущение, что страна распадается: ещё до путча были «проданы» Прибалтика и Грузия. Среди состава комитета наибольшее доверие у меня вызывал генерал Варенников. Думаю, что люди, которые организовали ГКЧП, знали больше, чем мы – обычные жители страны. И по сей день отношение к ГКЧП у меня осталось прежним. Думаю, «комитетчики» просто хотели остановить  этот процесс. А проиграли потому, потому что были предатели.

Насчёт последующего распада СССР могу сказать: мы потеряли очень много. Основная проблема Советского Союза, как мне кажется, заключалась в том, что не проводилась чистка кадров. Не справлялся человек на одном месте – его переводили в другое. А надо было на лесоповал. Перестройка, к сожалению, завершилась перестрелкой, а потом началась «прихватизация», и в итоге привела нас к уродливому капитализму. Если бы победил КГЧП, мы бы жили гораздо лучше, я в этом уверена.

«ЖИЗНЬ ШЛА СВОИМ ЧЕРЕДОМ»

Владимир Чернышенко. В 1991 году – начальник участка УПТК («Стройбаза»)

— Известие о создании ГКЧП никак не повлияло на нашу работу – в городе жизнь шла своим чередом. По сути, мы в Ачинске просто ждали, чем это завершится – у нас не было достаточно информации, чтобы проанализировать ситуацию. Даже руководители предприятий не понимали, что именно предлагал ГКЧП и как он планировал вывести страну из кризиса.

Не возьму на себя смелость точно обозначить причины распада СССР, но знаю, что в Китае над этой темой работали несколько институтов. Они пришли к выводу, который можно уместить в одно слово: засиделись. У власти засиделись люди, которые потеряли связь с реальностью и с народом. Страна тратила миллиарды на помощь братским народом, а сама испытывала дефицит товаров. Никаких шагов по улучшению жизни мы на тот момент тоже не видели. Хотя, думаю, никто не станет отрицать, что во всём была стабильность, не приходилось каждый день думать о том, что будет завтра. Конечно, и отношение к людям в Советском Союзе было совсем другим – по крайней мере человека труда всегда уважали. Можно было бесплатно отучиться, получить жильё.  Кто работал – тот и зарабатывал: это тоже было справедливо. Уверен, что когда-нибудь мы снова к этому придём – не зря говорят, что история развивается по спирали.

«ШЕНИН КАЗНИЛ СЕБЯ ЗА СЛУЧИВШЕЕСЯ»

Александр Пивнёв. В 1991 году – главный инженер Ачинского глинозёмного комбината

— Несмотря на то, что в Москве 19 августа уже разворачивались серьёзные события, в Ачинске всё было спокойно. Комбинат работал в обычном режиме, отгружал продукцию. Никто даже не понимал, что ГКЧП в итоге приведёт к развалу огромной страны. У нас, привыкшим к стабильности, было ощущение нереальности происходящего. Да, на тот момент уже обострился национальный вопрос, были проблемы в экономике, но все считали, что со временем это, как говорится, устаканится. Считалось, что главное  – добросовестно работать, без сбоев давать стране глинозём, и всё образуется. Надежда была в первую очередь на членов ЦК КПСС – мы рассчитывали на их мудрость. В том числе на нашего земляка Олега Шенина, поддержавшего в итоге ГКЧП. Думаете, почему он так внезапно ушёл из жизни? Он казнил себя за случившееся, за то, что проявил слабость, не взял власть в свои руки – у него была такая возможность. Эти переживания в итоге и привели его к смерти. Горько, конечно, что мы потеряли такую великую страну…

«САМОЕ ЦЕННОЕ, ЧТО БЫЛО В СОЮЗЕ, – СИЛЬНАЯ АРМИЯ»

Юлия Щелканова. В 1991 году – заместитель заведующего отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности крайкома партии

— Реакция на события в Москве у меня была, честно скажу, траурная. Хотя многие, не скрывая, радовались: наконец-то уйдёт эпоха застоя и начнётся настоящая Перестройка!

Однако ГКЧП возглавили не представители рабочего класса, а партийные чиновники, руководители силовых структур. И у меня сразу возникло сомнение: смогут ли эти люди взять власть в свои руки? Мы до конца надеялись, что кто-то из тех, кто образовал ГКЧП, сможет повести за собой народ. Но таких смелых не нашлось… А Горбачёву на тот момент уже никто не верил. Вообще, конечно, это был непростой период. Ещё накануне была такая мысль, что отсоединятся те республики, куда в основном шёл валовой доход нашей страны, и всё изменится в лучшую сторону. Потому что я несколько раз была в Прибалтике, в санаториях – там жили прекрасно, ни о каком дефиците и не слышали. Могли, например, свободно купить машину, а в России труженику нужно было ждать своей очереди на «Жигули» по пять лет. Одна моя родственница специально ездила в Казахстан, чтобы купить там морозильную камеру.

Тем не менее самое ценное, что было в СССР, – это дружба народов. Второе – крепкая армия. Мы были уверены, что наши солдаты охраняют мир на всей Земле. Именно это для меня и стало самой большой потерей в результате ГКЧП…

0 0 Голоса
Рейтинг статьи
0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x
()
x