15.07.2024

Спекуляция – дело тонкое… но уголовное

Рассказываем об одном из эпизодов перепродажи вещей в советском Ачинске

В маленьком провинциальном Ачинске в 1980 году прогремело громкое уголовное дело, отголоски которого разлетелись на весь Советский Союз. Группа вещевых спекулянтов, состоящая из 60 человек, прибыла в сибирский городок за неделю до Нового года. Этот факт никак не повлиял на размеренную жизнь горожан, а вот у оперуполномоченных ОБХСС (отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности. – Прим. ред.) работа закипела.

Настоящий цыганский табор въехал в Ачинск. Но граждане не просто кочевали – с собой они везли завидное количество вещей. И не для личной носки, а для спекуляции. В те годы данное деяние было уголовно наказуемым. С ачинского вокзала преступная группа уезжала на двух автобусах и разместилась в шести домах, снятых в аренду в посёлке Солнечном. Цыганам также понадобилось несколько легковых автомобилей, на которых они каждое утро разъезжались по территориям региона, где и продавали в две цены вещи, которые в магазинах было не достать.

— Мы с коллегами по крупицам собирали информацию о преступной деятельности цыган. Внедрённые информаторы, осуществляющие подвоз злоумышленников, снабжали меня сведениями – кого и куда возили. Я, в свою очередь, ежедневно около шести утра шёл пешком через весь город в Солнечный, чтобы вести наблюдение за жилплощадью, где проживали злоумышленники. Скажу больше: чтобы не вызвать подозрений, я просил лопату у коллеги, которая проживала по соседству с мечеными домами, и чистил территорию от снега. Вот в таком режиме мы прожили подразделением БХСС ачинской милиции в течение пяти дней. Оперативной информации было накоплено достаточно, и руководство разрешило приступить к действиям, – вспоминает это громкое дело ветеран службы БХСС, полковник милиции в отставке Виктор Картавцев.

По всем канонам милицейской службы был составлен план мероприятий. Учли всё: время, место, цель, силы, средства, порядок действий. Семь групп, в которые вошли участковые, следователи, сотрудники ГАИ, эксперты-криминалисты, оперативники уголовного розыска и БХСС, были настроены взять цыган с поличным. В каждый из домов нагрянули милиционеры. В то время сотовых телефонов не было, поэтому опасность, что злоумышленники предупредят друг друга, отсутствовала. Правоохранители действовали молниеносно и сразу – по всем адресам.

Мешки с вещами и деньги, вырученные от продаж, изымались, опечатывались. В результате проведённых мероприятий было изъято порядка 60 тысяч рублей. По тем временам это были огромные деньги: сумма, соотносимая со стоимостью 12 автомобилей «Жигули».

Конечно, как и предполагалось, не всё пошло гладко. Злоумышленники оказывали милиционерам активное сопротивление. А хуже всего, что в домах, кроме взрослых цыган, было немало детей, чем спекулянты пытались пользоваться. По воспоминаниям Виктора Картавцева, одна цыганка схватила ребёнка, зажала между ног и кричала, что если стражи порядка не покинут их дом, то она расправится со своим чадом. Но опытные оперативники справились с ситуацией без жертв.

Все 60 человек были доставлены в отдел милиции. В одну из камер ИВС ГОВД привезли изъятые вещи – их объём составлял набитую доверху большую будку автомобиля «ГАЗ-53». Но на этом работа по документированию преступления не закончилась. Оперативники опрашивали участников группы – разумеется, преступный умысел цыгане отрицали. Работа в отделе в тот день закончилась далеко за полночь.

— На следующий день, когда пришёл на службу, я увидел такую картину: коридор второго этажа здания ГОВД был заполнен цыганами: они вместе с детьми легли на пол и парализовали работу милиционеров,добавляет Картавцев. – Но несмотря на эти провокации и на то, что они написали жалобы в прокуратуру и Исполком Ачинского городского Совета, выражая недовольство и протест против притеснения их в Ачинске, я возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 154 УК РСФСР. Из анализа имеющихся обстоятельств дела мы прекрасно понимали, что судебная перспектива у уголовного дела очень сомнительная в связи с тем, что точную сумму наживы установить практически невозможно, а если сказать точнее – её просто нет и не будет. Но рубить гордиев узел было надо, поэтому работа по делу продолжалась полным ходом.

В ходе расследования уголовного дела ачинские милиционеры отправлялись в служебные командировки на место постоянного жительства цыган – это был город Сороки Республики Молдавия. Но цыганское братство было очень сильно: каждый был друг за друга горой. Поэтому «нарыть» что-то оказалось практически невозможно.

Из Молдавии ачинцы отправились в Белоруссию, а потом – в Прибалтику. Там на рынках милиционеры увидели такие же вещи, которые распространяли цыгане в Ачинске. Вот так ниточка и привела стражей порядка за тысячи километров от дома – туда, откуда всё началось.

— Через некоторое время после нашего возвращения из командировки от фигурантов уголовного дела из города Сороки пришло коллективное письмо, в котором они признали свою вину, просили не привлекать их к уголовной ответственности, изъятые у них деньги – передать в фонд Чернобыля, а вещи – на усмотрение милиции, – говорит Картавцев.

Деньги были перечислены в доход государства, вещи – сданы в комиссионный магазин. Вот так молдавские цыгане пополнили бюджет страны и одели жителей Ачинска и прилегающих районов. В то время Ачинск просто пестрел цыганскими вещами. А уголовное дело было прекращено ввиду отсутствия лица, которому необходимо было предъявить обвинение. Табор уехал…

Фото: архив МО МВД России «Ачинский»

На главном снимке — ОБХСС УВД г. Ачинска, 1985 год: (слева направо) Г. П. Трофимов, С. Каштанов, А. Э. Язвицкий, П. А. Скурихин, В. Л. Картавцев, А. Н. Думный

Автор