05.03.2024

Шили-были: история Ачинской швейной фабрики глазами её бывшей работницы

Несколько номеров назад в нашей газете вышла статья, в которой мы рассказали об одном из крупнейших ачинских предприятий советского периода – швейной фабрике. После этого нам позвонила читательница Антонина Белая, которая работала там прессовщицей и швеёй-мотористкой. Женщина стала свидетелем периода расцвета производства, поэтому сегодня она – гостья «Первой полОСЫ».

— В 1974 году я приехала из Новосибирской области – там работала начальником почтового отделения, – рассказывает Антонина Александровна. – В Ачинске такой должности мне не нашлось, и я устроилась на швейную фабрику. Тогда она размещалась ещё в старом здании. Потом было достроено новое здание: помню, нас отправили в колхоз помогать собирать свёклу, а вернулись – и нас перевели в новое здание. Меня забрали в цех, где шили пиджаки.

Ачинская швейная фабрика, 1967 год. Из архива Ольги Шакиной

На первом этаже новой фабрики располагались административные службы, на втором – примерочный цех, где закупленные рулоны тканей проверяли на соответствие метражу; третий этаж – раскройный; на четвёртом шили брюки, на пятом – пиджаки.

— В одной смене только на нашем этаже работали 80 человек, а всего смен было две.

Костюм мужской, модель «195-Н87», 1988 год. Фото из архива краеведческого музея

Первая смена начиналась в 6:45 – мы приходили в цех, чистили машины после второй смены – она заканчивала работу в 12 ночи. Качество было – отличное! Продукция продавалась не только по всей стране, но и шла на экспорт. А когда в 1980 году в Москве проходила Олимпиада, наши костюмы отправлялись в столичные магазины. В то время их шили в основном из шерстяной ткани с лавсаном, потом пошёл кримплен.

На пике развития на швейной фабрике трудились 1200 человек, и требования к кадрам предъявлялись очень серьёзные.

— Тех, кто в третий раз не выполнит норму, – увольняли. Потому что швейное производство – это конвейер. Если кто-то не справляется – останавливается работа всего цеха. Именно поэтому отбор сотрудников был жёсткий. Я всегда перевыполняла норму – делала 120%, ведь от этого зависела моя зарплата. Постоянно награждали денежными премиями, дали звание «Ударник коммунистического труда». Вообще, работать на швейке в то время было очень престижно. Да, было много других предприятий – и кондитерская фабрика, и обувная, и пивзавод, например – но по сравнению с ними, Ачинская швейная фабрика была просто громадиной!

На «швейке» Антонина Александровна трудилась десять лет – ушла из-за проблем с позвоночником:

— Я работала на трёх прессах: на двух подготавливала «полочки», на третьем – подплечники из ватина. Не дай Бог какая заминка! Так и крутилась всю смену между тремя раскалёнными прессами. Открываешь – облако раскалённого пара! Достаёшь одну «полочку», тут же кладёшь другую. И так всю смену. Было очень много народа – но все работали очень дружно. Работоспособность оборудования обеспечивали электрики и механики. Наш инженер Антонина Ивановна Широкова, мастер Нина Ивановна Буханова и другие мои коллеги – все очень простые и искрение, поэтому всех вспоминаю только с большой теплотой. И если бы не проблемы со здоровьем – никогда бы не ушла из этого коллектива!

Пресс для утюжки плечевых швов. 80-е годы

— За счёт чего достигалось высокое качество продукции фабрики? Хорошие ткани? Современное оборудование?

— Да, это тоже имело большое значение, но прежде всего – за счёт ответственности и старания работников. В экспериментальной лаборатории постоянно разрабатывались новые модели. Ну и отдел технического контроля у нас был очень строгий. Поэтому продукция действительно была популярной во всей стране. Не поверите: чтобы купить своему отцу костюм производства Ачинской швейной фабрики, мне пришлось ехать в Красноярск!

А в 90-х ачинские костюмы в одночасье стали немодными: рынок завалили яркими шмотками из Китая и Турции. К тому же более дешёвыми. Постепенно объёмы производства сокращались. Последний стежок на Ачинской швейной фабрике сделали в 2000-м: в этом году предприятие было объявлено банкротом.

— Конечно, мы все знали, что в последнее время дела на фабрике шли не очень, поэтому переживали за родное производство, – с грустью делится Антонина Александровна. – Но когда всё рухнуло – это всё равно стало шоком. Понимаете: все, кто там работал, вспоминают только хорошее. Поэтому нам было особенно больно, и мы до последнего не могли поверить, что всё закончилось…

Автор