28.11.2022

Как Миллионная стала улицей «красных фонарей»

В конце XVII века в России появились первые бордели. Против их создания активно боролся Пётр I, утверждая, что работницы данных заведений являются основными разносчицами венерических заболеваний. В XVIII веке занявшая трон Елизавета Петровна приказала изгнать из страны всех содержательниц публичных домов. А их основательницу в Петербурге, немку Анну Фелькер, велела заточить в Петропавловскую крепость, работниц-иностранок выслать за границу, русских – в Сибирь.

Российский император Павел I наказывал отправлять проституток в Иркутск и заставлял их носить платья жёлтого цвета. Именно по этому признаку отличали женщин лёгкого поведения от порядочных дам.

Фактически легализовал же проституцию в России Николай I, издав в 1844 году соответствующий приказ. К тому времени в стране 15 процентов солдат и населения городов болело сифилисом, поэтому «ночных бабочек» обязали проходить регулярный медицинский осмотр, рассчитывая тем самым улучшить ситуацию.

Вместо паспорта – жёлтый билет

В конце ХVIII века, когда уже через Ачинск прошёл Сибирский тракт, в городе начало расти число харчевен и трактиров. Появились и две гостиницы: «Новый свет», позже переименованная в «Швейцарию», и «Новая Сибирь». Для того чтобы постояльцы не скучали, их постоянно навещали «барышни», что не было противозаконно. В Ачинском краеведческом музее имени Каргаполова сохранились воспоминания старожилов о весёлой жизни гостиниц: «Днём из их окон постояльцев летели пустые бутылки, по ночам слышались крики: «Спасите! Убивают!». Первая из них находилась на нынешней улице Ленина, в старом центре, и принадлежала домовладельцу Никонову, вторая – в двухэтажном деревянном доме напротив нынешней поликлиники № 1 и принадлежала мужчине по фамилии Цаун.

Надо сказать, что в то время по Сибирскому тракту проезжало много народа: устраиваться на золотые прииски. Они охотно останавливались в гостиницах, которые посещали нарядные «барышни», считавшиеся самыми дорогими жрицами любви города. Ими не брезговало даже купеческое сословие. Тем более, что у девушек в то время забирали паспорта, вручая жёлтые заменительные билеты и смотровые медицинские книжки – они должны были проходить осмотр врача каждую неделю. Жёлтый билет давал право открыто заниматься проституцией, начиная с 16 лет, но при одном условии: если девушка была уже не девственницей. В 1911 году этот возраст повысили до 21 года. Полиция обязана была следить за тем, чтобы проститутка регулярно проходила медосмотры. Женщина с жёлтым билетом не имела права заниматься другой деятельностью. Получить паспорт назад было почти нереально.

Черкес из «Парижа»

Число домов терпимости в Ачинске до революции неизвестно. В них содержались женщины лёгкого поведения более низкого ранга. В основном их «поставляли» деревни. По сохранившимся воспоминаниям старожилов, один из них работал на улице Грузинской, неподалёку от реки Тептятки. Дом был двухэтажным и принадлежал Ивану Петровичу Купереву. Рядом стоял одноэтажный, владельцем которого также был этот мужчина, его он сдавал под гостиницу под названием «Париж». Это был хитрый и изворотливый человек: при малейших скандалах использовал родственные связи с жандармом Афанасием Зыковым. Гостиница находилась под управлением хозяйки Болотской, которую в городе называли «Соколихой», и черкеса «Анатаса». Девушки постоянно пытались жаловаться в полицию на жестокость черкеса, который их избивал за неповиновение или плохую работу, но жалобам ходу не давали, так как все бордели находились под благожелательным присмотром полиции. В более дорогих из них можно было встретить даже пианино, приобрести выпивку – за богатого и постоянного клиента девушкам доплачивали, но получали они, как правило, немного, так как большая доля доходов доставалась хозяевам. Подобные увеселительные заведения были на улицах Патушинского и Кузнечной. Жители последней в 1911 году писали жалобы в Городскую Думу с просьбой «переместить от нас непотребных женщин, так как часто случаются всякого рода безобразия, бесчинства, беспорядки и разгулы».

Незадолго до революции все бордели были переведены на улицу Миллионную. Тогда и разразился скандал, в который была вовлечена Городская Дума. В архиве города сохранился документ – письмо благочестивых жительниц этой улицы. Они просили Думу очистить свою улицу от квартирных «барышень», так как в этой части города было церковное училище. К тому же, по словам авторов письма, «наша улица находится в отдалённости от полиции и, благодаря недостаточности полицейских чинов, приходится лицезреть и переживать все неурядицы и грязь. А также – скандалы, кражи, грабежи, а то и убийства».

Письмо заканчивалось требованием разместить квартирных проституток по Казначейской улице или определить в другие места. Однако не все выполнили эту просьбу. Например, нотариус Тресков высказался, что не дело таскать проституток из одного дома терпимости в другой по той лишь причине, что такая-то улица уже достаточно натерпелась – пусть теперь другие помучаются. Да и вообще, определение места расположения борделей – обязанность полиции. Городская управа же настояла оставить всё как есть, так как девушки работают официально, под полицейским и медицинским контролем.

После революции в 1917 году большевики запретили проституцию как пережиток капитализма.

Р. S.

В надежде найти один из уцелевших домов, в которых когда-то был бордель, мы побывали на улице Грузинской и рядом – в переулке Суркова. Большинство частных домов там давно поменяли свой вид: их сделали более современными и используют под дачи. Одна из старушек, которая подошла к нам из любопытства, рассказала, что ей здесь жильё досталось по наследству от родственников. Одна из них, будучи в почтенных годах, рассказала, что до революции здесь была самая «весёлая» часть города, посещаемая мужчинами. Она указала и на дом, представленный на фото, сказав: «Возможно, лишь один такой и уцелел»…

0 0 Голоса
Рейтинг статьи

0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x