27.01.2022

Их души соединились на небе… Воспоминания о Великой Отечественной актёра Ачинского драмтеатра

Воспоминания Анатолия Михайлова о Ленинграде времён Великой отечественной

Фотограф и актёр Ачинского драматического театра Анатолий Михайлов был супругом недавно ушедшей из жизни актрисы этого же театра Альбины Гусельниковой. В наш город он приехал вслед за любимой, а в 1967 году они зарегистрировали брак. Анатолий Иванович ушёл на тот свет первым, в 2006 году. Вместе они прожили 39 лет.

Из окна своей квартиры на улице Пузановой я часто наблюдала эту красивую пару во время прогулки. Альбина, бывало, отставала от мужа, говоря что-то шёпотом. Он останавливался в ожидании, потом брал её под руку. Эта картина повторялась. Лет пять назад я всё же не постеснялась спросить у Гусельниковой: «Что это было?» Она объяснила: «Когда мы шли на работу, дорогой я репетировала»… У них была сильная любовь. Сейчас, наверное, души вновь соединились на небе.

Случайно в Ачинском краеведческом музее я обнаружила мемуары Анатолия Михайлова, и он мне открылся с другой стороны – как защитник Ленинграда. Только такого мужчину могла полюбить эта сильная женщина!

***

«…Почти с самых первых дней Великой Отечественной войны я был на фронте. Не буду вспоминать всю горечь и боль вынужденного отступления перед превосходящими силами фашистов. Но об одном не могу молчать: это глаза жителей деревень, которые нам приходилось оставлять. В них не было упрёка, не было осуждения, но были боль и надежда на скорое освобождение. Когда же меня спрашивают, как и я воевал, отвечаю: «Как все». Как все – мёрз в окопах, проваливался в болота и голодал…».

***

«… Это случилось в первых числах ноября 1941-го. Тогда я находился в училище связи Ленинграда, где мы получали наши радиостанции, знакомились с их устройством. Пришлось стать очевидцем следующей истории. Около хлебного магазина, находившегося напротив нашего училища, с утра скопилась длинная очередь. Люди стояли, чтобы получить свои 125 граммов хлеба. Чтобы представить, сколько это, отрежьте от буханки ломоть толщиной в палец – как раз и получится столько.

Появились запряжённые сани с хлебовозкой. Доплетясь почти до самого магазина, лошадь упала от истощения. Её хозяин побежал за помощью.

Будка с хлебом в это время осталась незапертой, однако никто не посмел растаскивать хлеб. Наоборот: люди из очереди стали охранять будку, понимая, что сейчас каждый грамм на счету. Хапни кусочек украдкой – и кто-то из ленинградцев не получит свою крохотную долю еды…».

***

«О блокаде города на Неве можно рассказывать очень много, но это трудно делать от пережитого ужаса. Фашисты методично, со всей своей немецкой аккуратностью, каждый день бомбили Ленинград с семи вечера до семи утра. Это выматывало людей до изнеможения, не говоря уже о разрушениях и гибели мирного населения.

***

«16 ноября 1941 года я снова вернулся на фронт. В конце месяца после неудачной попытки освободить Шлиссельбург и тем самым прорвать блокаду, о которой не могу вспоминать без содрогания… (тут предложение не окончено). В первых числах декабря наша дивизия выходила на кольца блокады по льду Ладожского озера – по так называемой «Дороге жизни». И вот тут произошёл случай, который врезался в мою память на всю оставшуюся жизнь.

Дело было ночью. Я с радиостанцией ехал на санях, запряжённых двумя замученными лошадями. За нами двигалась полуторка, в кузове которой находились ребятишки, вывозимые из Ленинграда. Немцы день и ночь бомбили эту единственную дорогу, связывающую город с большой землёй. Весь лёд был в полыньях от бомб, мы двигались медленно, объезжая их.

В одну из полыней провалились наши сани, и мы оказались в воде, а мороз был очень сильным. До сих пор не пойму, каким чудом люди выкарабкивались на лёд. Сам я даже не успел поднять руку, чтобы предупредить об опасности шофёра ехавшей за нами машины с детьми, как она наклонилась и… ушла под лёд. Дети страшно кричали, выворачивая наизнанку душу».

***

«Ещё одно воспоминание о войне. Наш полк выбил фашистов одной из деревень – кажется, она называлась Малая Вишера. Когда мы ворвались в неё, то увидели страшную картину. Посреди улицы лежала раздавленная вражеским танком женщина, а возле неё сидела маленькая девочка, чудом уцелевшая в этом аду. Она истошно кричала: «Мама, мамочка, пойдём домой!» Разве такое забывается?

До сих пор точно неизвестно количество погибших в этой войне. Говорят, что это 20 миллионов человек, а кто-то допускает, что в два раза больше. Ведь сколько сгинуло в плену, в концлагерях, в тылу на временно оккупированных территориях!

В нашем роду Михайловых (сам я – коренной ленинградец) до войны было 22 человека. После неё в нашей семье, семьях деда и тёти осталось только пятеро. Война унесла 17 человек: кто погиб на фронте, кто умер от голода в блокадном Ленинграде. Это – только из нашего рода. А сколько по всей стране?»

Фото – из архива А. И. Михайлова и из открытых источников

0 0 Голоса
Рейтинг статьи
0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x
()
x