04.07.2022

Такие же люди, как все: мы побывали в интернате для престарелых в Ястребово

Ачинский психоневрологический интернат в селе Ястребово вошёл в тройку лидеров среди учреждений социального обслуживания края. Он занял почётное третье место.

Мы беседуем с директором учреждения Александрой Колотий.

— Александра Михайловна, как вы стали руководителем этого учреждения?

— Эта история длиной почти в 12 лет. Пришла сюда на менее ответственную работу, затем назначили экономистом, и потом – руководить коллективом. Раньше учреждение носило статус приюта для престарелых, однако таких, как наши постояльцы, в крае, да и, наверное, во всей России, много. С какой категорией населения работать – с психоневрониками или просто престарелыми – для коллектива не имеет значения. Для нас они – такие же люди, как и все.

— Что-то изменилось со сменой статуса учреждения?

— Расширился коечный фонд: с 40 до 110. Соответственно, увеличился и штат.

— Кто ваши пациенты?

— Они – не пациенты, а «получатели социальных услуг». Попадают к нам по путёвке министерства социальной политики края. Путь такой: люди, находящиеся в больницах или в семьях, обращаются в управление социальной защиты населения по месту жительства, собирают пакет документов. Как только освобождается место, ему выдаётся путёвка на постоянное жительство.

— Вы гарантируете таким людям уход и лечение?

— Учреждение становится для них домом, а ухаживаем за теми, кто не может самостоятельно мыться, есть. У наших жильцов, безусловно, есть отклонения от норм в здоровье, но эти отклонения в наше беспокойное, стрессовое время есть у каждого второго. Учреждение профилируется на геронтологическом направлении. Старость – звучит некрасиво, геронтология – более приемлемо. Сейчас у нас находятся 109 человек.

— Они вам что-то платят?

— Оплата за пребывание в учреждении регламентирована федеральными законами: средства за обслуживание вычитываются из пенсий – 75%, излишки накапливаются на счетах граждан.

— Чем отличается интернат от приюта для престарелых?

— Если говорить о персонале, то мы как были с открытой душой к пожилым людям, так и остались. А если о жильцах… Во-первых, когда человек поступает к нам, то пока держим на карантине, попутно смотрим, насколько он коммуникабелен. Стараемся селить людей в зависимости от их предпочтений, схожести характеров.

Для получателей услуг у нас организованы кружки, направления деятельности постоянно расширяются. Пациенты выращивают цветы, охотно рисуют, принимают участие в театральных постановках, танцевальных номерах, выходим даже на краевые фестивали. Есть кружок, где занимаются мелкой моторикой – разрабатывают пальцы рук.

Для немобильных граждан московский фонд «Старость – в радость» подарил специализированный стол с подсветкой, на котором можно рисовать песком. Пожилые люди – как дети: для них даже маленькая радость перерастает в большую.

— Кого больше – женщин или мужчин?

— Примерно поровну.

— Как так получается, что у людей под старость лет рядом не оказывается близких?

— У многих они есть, но я никогда не осуждаю эти семьи. Оставлять такого человека одного в четырёх стенах и уходить на работу – страшно. Одиночество сокращает жизнь, поэтому среди пожилых людей встречаются самоубийства. А в нашем учреждении они – всегда вместе, дружат, разговаривают друг с другом. Хочу сказать, что за получателями услуг ухаживает и большой коллектив – 108 человек. Есть у нас и свободные вакансии: психолог, руководитель кружка, врачей. Доктор работает по совместительству. Но когда врач постоянно находится на месте – это, конечно, лучше…

***

Букет от внучки из Голландии

Занятные истории из жизни постояльцев, рассказанные Александрой Колотий

История первая

— Есть у нас здание, где размещено отделение «Милосердие». В нём живут немобильные и маломобильные жильцы. Среди них – женщина, которая не может ходить и не встаёт с кровати, и мужчина-колясочник. Они общаются уже на протяжении четырёх лет. Она даже говорит: «А я его люблю!» Скоро на территории распустятся цветы. Когда это происходит, мы собираем букетик и передаём мужчине: «Отвези своей Татьяне!» Вы бы видели, какой улыбкой освещается его лицо!

История вторая

— Вы у меня спросили: часто ли родственники навещают постояльцев? Очень редко. Но были в моей практике такие случаи, когда в анкете человек указывал, что не имеет родственников, а после его смерти они объявлялись.

Расскажу случай, после которого мы три года судились с такими «родными».

Мужчина в годах появился у нас со статусом «бомж» – ни кола, ни двора. Прожил семь лет, но в силу возраста и заболевания умер. Прошло полгода, а по закону мы обязаны все накопленные им средства и имущество отдать в доход государства, коль родные не заявились. Подготовили документы, и только собралась их подписывать, как раздался звонок: «Здравствуйте! Мы – родственники такого-то!» Спрашиваю: «Вы где были всё это время?» Молчание.

В итоге эти люди сначала подали в суд на восстановление упущенного времени для вступления в наследство, а затем – и на само имущество: оказалось, что у этого человека в городе Ижевске была квартира. Суды родственники выиграли…

История третья

Эта история случилась в одну из волн ковида. Все сотрудники подолгу не выезжали за пределы учреждения, лично я здесь прожила полтора месяца. Корпусы интерната разбросаны, и надо следить, чтобы никто из постояльцев не заболел. И именно в этот период через электронную почту к нам обратилась девушка. Пишет, что у неё есть бабушка, которую долго искала: «Живёт ли она у вас?» Пожилая женщина, действительно, находилась в интернате. Девушка хотела с ней пообщаться, но проживала за границей – уехала в Голландию по учебной визе, да там и осталась.

В итоге мы организовали общение через скайп: родные рады встрече, беседуют, бабушка плачет. Следом девушка шлёт сообщение: «Можно отправить цветы с курьером?» Сотрудники после обработки занесли шикарный букет старушке. И теперь на каждый праздник внучка присылает родственнице цветы с курьером.

 

…Слушая Александру Михайловну, я вспомнила фильм, который видела в старших классах школы – «Русское чудо». Его просмотр педагоги сделали обязательным. В нём рассказывали о японском обычае: престарелых и «ненужных» родителей грузили на плечи и затаскивали на самую высокую гору с минимумом еды, где те и умирали… Думаю, лучше всё же встречать конец жизни вот в таком учреждении, где о тебе заботятся!

 Фото: «Город «А» и сайт Ястребовского интерната

 

 

 

0 0 Голоса
Рейтинг статьи
0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x