28.11.2022

Между магазином и остановкой стояла женщина тревожного возраста, разряженная в пух и прах. Даже при свете фонарей не обратить на такую внимание было трудно: блескучая юбка, затейливая кацавейка цвета колорадского жука и яркий макияж. Тоненькие светлые капронки резонировали с погодой: на улице было минус 20, не меньше.

В одной руке у женщины был пакет из супермаркета, в котором явственно просматривались очертания бутылки вина, в другой – телефон, по которому она с кем-то громко и взволнованно разговаривала.

— Да, по интернету познакомилась… Ну по какому – по какому! Он мне в «Одноклассниках» написал. И на фотографию «класс» поставил. Ну на какую – на какую! На ту, где у меня причёска волос такая модная. Ну на юбилее у Лидки… У какой – у какой! Помнишь, мы ещё вместе с ней в бухгалтерии работали?

Женщина замолчала минуты на полторы – видимо, выслушивала многочисленные вопросы на другом конце провода.

 — У него на странице написано, что 65, – продолжился разговор. – Да, говорит, что два раза. Дети есть, но живут не здесь. Анька, ну почему сразу уголовник-то? Ой, всё – не учи меня жить… Потом отзвонюсь, расскажу, как всё прошло.

Женщина нажала на кнопку отбоя, сделала три шага вперёд и, прищурившись, начала озабоченно вглядываться в темноту: не показался ли автобус? В это время у неё вновь зазвонил телефон.

— Алло! – ответила женщина и вновь стала терпеливо слушать. Правда, на этот раз она время от времени демонстративно закатывала глаза. – Здравствуйте, я ваша тётя! Да какая мне разница, что скажут дети! У них – своя жизнь, у меня – своя.

Наконец автобус подошёл. Пассажиры, стоявшие на остановке, гурьбой повалили к открывшейся двери. Женщина при параде тоже сделала два решительных шага в сторону маршрутки, но неожиданно остановилась: на лице было написано что-то среднее между нерешительностью и растерянностью. Двери закрылись, автобус последовал по своему маршруту.

Из кармана кацавейки вновь громко затрезвонил телефон.

— Анна Сергеевна, ты это, прекрати мне названивать! – женщина перешла на официальный тон. – Какая разница, что там у тебя было – мне это не интересно. У меня всё будет по-другому!

Через несколько минут подошёл мой рейс. Я прошёл в салон, выбрал место и сел. За окном падал снег, который подсвечивал тусклый фонарь. Одинокая женщина на остановке, прижав пакет, продолжала ждать свой маршрут.

Она ещё не знала, что тот автобус, в который она так и не решилась войти, был последним.

0 0 Голоса
Рейтинг статьи

0
Вам есть что сказать по этому поводу? Прокомментируйте!x