Искажение действительности и имитация ремонта

Ещё один штрих к картине под названием «Как разваливали ДПМК»

Как известно, в 2015 году было принято решение о банкротстве когда-то мощного дорожно-строительного предприятия «ДПМК «Ачинская». С тех пор мы узнали много фактов, не самым лучшим образом характеризующих руководящую верхушку предприятия, и некрасивых историй.

Ранее мы уже рассказывали и о долгах по зарплате перед рабочими, и о бухгалтерском уклонении от уплаты налогов на 137 миллионов, и о выводе дорогостоящего транспорта и оборудования в другие предприятия, и о варварском растаскивании баз, и том, как последний гендиректор ДПМК Александр Секирко переписал своё имущество на сына, чтобы не отвечать по своим долгам. В последнем случае речь идёт о сотнях миллионов рублей. Вообще, все в Ачинске прекрасно знали: если человек работает в ДПМК, то безбедное существование ему обеспечено – оттуда тащили все и тащили всё.

И вот сегодня – новая история из той же оперы. Даже страшно становится: а куда же потянутся ниточки дальше?

 

ВЕРСИЯ СЛЕДСТВИЯ

Согласно обвинительному заключению, в 2013 году ДПМК «Ачинская» приобрела  новый автомобиль «Тойота Ленд Крузер» за 3,5 миллиона рублей. Автомобиль передали в служебное пользование исполнительному директору предприятия Николаю Бочкову.

Год спустя он подыскал автомобиль аналогичной марки и такого же цвета кузова, аналогичной модели с имеющимися повреждениями в виде деформации рамы, кузова, салона автомобиля, разрушения блока двигателя, радиатора и автоматической коробки передач, установил государственный номер от своего автомобиля и в таком виде привёз его на территорию базы ДПМК.

Отправился к генеральному директору Александру Секирко – мол, так и так, попал в аварию. При этом, якобы, намекнул, что готов выкупить остатки за свой счёт.

В связи с тем, что восстановление автомобиля обошлось бы практически дороже самого автомобиля, Секирко принял решение о списании внедорожника с баланса фирмы и его реализации по минимальной стоимости.

С Бочковым заключили договор купли-продажи, и он стал полноправным собственником почти нового «крузака» всего за 100 000 рублей.

Важно! Отметим, что в прошлом году договор купли-продажи автомобиля был признан недействительным из-за явно заниженной цены. Суд взыскал с Бочкова более 2,7 миллиона рублей.

Свои выводы следователи подкрепили заключением экспертов, исследовавших автомобиль, якобы участвовавший в серьёзном ДТП: «не выявлено следов замены решётки облицовки радиатора, блока двигателя, радиатора; рама транспортного средства замене не подлежала, следов повреждений, следов ремонта и перекрашивания не выявлено. Отсутствуют следы замены крыши, заводские точечные сварные соединения не отсоединялись». Кроме того, эксперты отметили, что на автомобиле присутствуют следы имитации ремонта. То есть тот автомобиль, который был предоставлен экспертам, ни в какие аварии не попадал.

А ещё следователи обнаружили в Интернете статью о ДТП, которое произошло в апреле 2015 года, причём аж в Карелии. И в статье, представьте себе, были те же самые фотографии, которые находились в отчёте об оценке ущерба, причинённого автомобилю Бочкова.

Таким образом, действия бывшего исполнительного директора ДПМК были квалифицированы как мошенничество.

 

ВЕРСИЯ БОЧКОВА

Сам Бочков с предъявленным обвинением не согласился. По его словам, в тот день он возвращался с одного из объектов ДПМК в Ачинск. В районе так называемого «боготольского» моста у автомобиля лопнуло колесо, из-за чего он съехал с дороги и перевернулся.

Был приглашён аварийный комиссар. Сотрудников ГИБДД не вызывали, ссылаясь на то, что ни один из участников ДТП серьёзно не пострадал, и второго участника ДТП тоже не было. Есть даже объяснительная водителя, который подтвердил, что на автомобиле была установлена «лысая» резина, поскольку на тот момент у предприятия не нашлось денег на покупку новой.

На следующий день автомобиль был доставлен на базу ДПМК. Руководитель банкротящейся фирмы сказал, что у него нет денег на ремонт дорогостоящей иномарки, и чтобы Бочков ремонтировал его за свой счёт. В итоге сошлись на том, что исполнительный директор просто выкупит транспортное средство у родного предприятия.

К кому обратиться по поводу ремонта машины, Бочков узнал от одного из механиков ДПМК. Ремонт будет стоить полтора миллиона рублей, причём миллион нужно заплатить сразу. Он передал первую обозначенную сумму и ждал восстановленный автомобиль. Где и кто его ремонтировал – не знает, в подробности ремонта тоже не вникал, поскольку был разгар сезона и очень большая производственная загруженность.

Через три недели Бочкову отдали полностью отремонтированный автомобиль, и он стал пользоваться им вновь. Далее начали составлять договор купли-продажи. Бочков ссылается на то, что была договорённость с директором, что он купит «Крузер» за 1 миллион 100 тысяч рублей, но когда ему принесли бумагу на подпись, там фигурировала другая сумма – всего 100 тысяч. На вопрос: «Почему так мало?» – ему ответили: «Ну ты же понимаешь, что 100 тысяч стоят только колёса от этой машины. Оставшийся миллион внесёшь наличными».

Результаты экспертизы «отремонтированного» автомобиля Бочков опроверг. Он считает, что специалисты интерпретировали результаты экспертизы с «искажением действительности».

Сама версия с подменой, по мнению Бочкова, звучит «как фантазия» в угоду следователю. ДТП с чёрными «Крузерами» в регионе в этот период не происходило, а, следовательно, объекта, с помощью которого можно было совершить подмену, не существовало.

 

Когда руководители ДПМК ещё растаскивали предприятие, рабочие уже объявляли голодовку, требуя вернуть долги по зарплате

 

НЕ НАШЛИ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ

Следствие по делу Бочкова шло два года. И вот, наконец, суд. И тут, прежде всего, нас интересуют показания свидетелей.

В частности, аварийный комиссар заявил в суде, что подробностей осмотра он уже не помнит. Такие данные, как, например, VIN-номер авто, в аварийный сертификат он заносил со слов другого лица, участвовавшего в осмотре.

Эксперт пояснил, что для проведения экспертизы его пригласили на территорию ДПМК. Он подтверждает, что автомобиль имел значительные повреждения. Когда его спросили, почему в его отчёте о ДТП, произошедшем под Ачинском в 2014 году, присутствуют фотографии с ДТП, произошедшего в Карелии в 2015 году, он ответил, что пользовался теми фотографиями, которые ему представили.

Какое же принято решение?

«Проанализировав совокупность исследованных доказательств, оценив их, суд приходит к выводу о том, что виновность Бочкова не нашла своего подтверждения».

Анализ обвинения, по мнению суда, свидетельствует лишь о том, что органом предварительного расследования сделаны лишь общие, неконкретизированные выводы. А доводы Бочкова – не опровергнуты. Фотографии, использованные в отчёте об оценке ущерба, не могут являться доказательствами, подтверждающими подмену автомобиля.

Суд ещё много чем мотивирует своё решение – в том числе показаниями руководства ДПМК, аварийного комиссара, оценщика…

«Суд приходит к однозначным выводам о том, что какими-либо доказательствами, представленными стороной обвинения, виновность Бочкова Н. Н. в совершении инкриминируемых ему действий не подтверждена».

Таким образом, Бочкова полностью оправдали. Правда, насколько нам известно, сторона обвинения уже обжаловала это решение.

Обсуждать, насколько обоснованны и справедливы выводы суда, было бы, наверное, неэтично. Мы представили лишь факты, а выводы делать – читателям.

Последние комментарии

© 2016 Ачинск Magazine. Все права защищены. 

Использование материалов, размещённых на сайте, допускается только с письменного согласия редакции. E-mail: y-and@yandex.ru