Сайт общественно-политической газеты "Город "А"

Долгая дорога в никуда

Жительница Ключей делится воспоминаниями о блокаде Ленинграда

Доживших до наших дней блокадников Ленинграда в Ачинске и районе можно пересчитать по пальцам. Испытание длиною в 900 дней стало одним из самых страшных страниц Великой Отечественной войны. Точная цифра жертв блокады до сих пор неизвестна…

В Ачинске и районе очевидцев тех страшных событий осталось от силы человек 10. Публикуем сегодня воспоминания одной из блокадниц – жительницы Ключей Сусанны Андреевны Кротовой.

Счастливое настоящее

Наша собеседница долго не могла поверить, что корреспондент специально приехала к ней из Ачинска, чтобы поговорить: «Неужели проделали такой путь только для этого, да ещё в такую рань?» Сухонькая старушка с внимательным, изучающим взглядом встретила меня во дворе...

Сусанна Андреевна живёт на улице с красивым названием Зелёная в небольшом, но добротном доме. Живёт вместе с внуком Николаем, который помогает бабушке по хозяйству. Несколько лет назад супруг Сусанны Андреевны ушёл из жизни, хозяйка осталась одна. Пенсионерка гордится, что ни дети, ни внуки никогда про неё не забывают, заботятся, чтобы бабушка ни в чём не нуждалась, часто приезжают в гости. А много ли надо бывшей блокаднице, познавшей скитания и голод?

- Что сейчас не жить-то? Продуктов – полный холодильник, родные живы и здоровы, а это – главное, – рассуждает старушка.

Сусанна Кротова по национальности финка, в девичестве Мехиляйнен, родом из деревни Орово Всеволожского района Ленинградской области. «От Орово до Ленинграда, как от Ключей до Ачинска». Когда началась война, Сусанне было 14.

- О том, что Германия напала на Советский Союз, объявили по радио, хорошо помню, как все тогда плакали. Хотя сначала никаких проявлений войны мы на себе не чувствовали, в первые дни мы со сводной сестрой даже ездили в город, продавали смородину в стаканах по 35 копеек, – вспоминает блокадница. – Никакой паники у ленинградцев не было, люди охотно покупали у нас ягоду. После на деньги от продажи смородины мы брали в магазине хлеб.

Но уже спустя несколько дней немцы сбросили первые снаряды на город.

- Было очень страшно: мы кинулись врассыпную, спрятались под какую-то арку. Больше в Ленинград мы с сестрой не ездили, не бывали там и в дни блокады.

По словам Сусанны Андреевны, их семье повезло – держали небольшое хозяйство, сад, огород: это и спасло супругов Мехиляйнен и трёх их дочерей от голодной смерти. В семье были практически все продукты, за исключением хлеба. Хотя, как вспоминает блокадница, далеко не все жители Орово жили так же хорошо: односельчане гибли от голода чуть не каждую неделю: в основном те, кто не держал никакой скотины.

- Наша деревня находилась на высоком пригорке, и нам хорошо было видно, как горит Ленинград. Папа, глядя на эту картину, не раз плакал и непрерывно причитал: «Бедный город, бедные люди…».

Неизвестное будущее

Весной 1942-го семью Мехиляйнен эвакуировали: в деревню приехали солдаты и сказали собрать вещи. Многие жители Орово не согласились покинуть свои дома.

- Проезжали «Дорогу жизни» через Ладожское озеро, много в те годы там погибло людей. В Сибирь мы добирались на товарниках, в пути были целый месяц: день стоим, ночью едем. Кормили раз в день какой-то жидкой, абсолютно безвкусной похлёбкой. Хорошо мама насушила целый мешок картошки, на ней и выжили. Так и добрались до Сибири. По приезде жили ещё месяц в вагонах. Питались чем придётся, бывало даже побирались…

Примерно в это время умерла одна из сестёр Сусанны. Семью «определили» в деревню Ключи (тогда она называлась Племзаводом). Несколько дней супруги с двумя дочерьми жили в хозяйственном помещении, затем блокадников заселили в частный дом: отец, мать и Сусанна пошли работать в совхоз. Но судьба уготовила для семьи ещё одной испытание. Вскоре после приезда не стало второй сестры Сусанны – Альмы, ей было пять лет. Победу жители блокадного Ленинграда встретили в Ключах. Уже многим позже родители Сусанны Кротовой вернулись в родную деревню. Девушка к тому моменту, обретя собственную семью, так и обосновалась в Сибири. Говорит, что об отчем доме и Ленинграде часто вспоминала, но не скучала.

- В Сибири мне больше понравилось, здесь для меня и климат подходящий. Как сюда приехали, так и болеть меньше стала. Все наши родственники из Ленинградской области давно умерли, а я видите сколько живу. Вернуться назад планов не было, но несколько раз я ездила к родителям в гости в Орово, – рассказывает старушка. Потом надолго замолкает, как бы обдумывая сказанное. – Да, всё правильно, в Сибири моя жизнь...

Сусанна Андреевна провожает меня до калитки, прошу её сфотографироваться. Старушка долго отмахивается: «Да зачем же, не нужно, кому про меня интересно?» После недолгих уговоров всё-таки делаю снимок в газету. Трудно представить, что через лет 10-15 о тех страшных событиях говорить уже будет не с кем…

Последние комментарии

© 2016 Ачинск Magazine. Все права защищены. 

Использование материалов, размещённых на сайте, допускается только с письменного согласия редакции. E-mail: y-and@yandex.ru