"Психи ястребовские"

Почему жители села бояться за своих детей и внуков?

- Мы справляли Масленицу, и в самый разгар привезли две машины этих дураков. Сморю на одного, а он руку запихал в карман штанов и теребит там, да на девочек поглядывает, – моя собеседница многозначительно смотрит на меня.

– Я схватили внучку за руку и поспешила домой. Они ведь там все осуждены за у-бий-ство...

Жизнь или работа?

Мы беседуем с Тамарой Михайловной на скамейке рядом с её домом. Чуть поодаль играют дети, вот с набитыми сумками возвращаются с работы местные жители. В воздухе пахнет весной – дует тёплый ветер, звонко переговариваются птицы. Жизнь в Ястребово течёт своим чередом: по-деревенски неспешно.

Но это только на первый взгляд обстановка кажется спокойной. По словам Тамары Троценко, вот уже несколько месяцев сельчане живут в страхе. Всему виной – новые соседи, поселившиеся в Психоневрологическом диспансере в конце прошлого года. Раньше в учреждении жили, в основном пожилые люди: те, кто в силу возраста больше не мог самостоятельно себя обслуживать.

- А теперь там живут душевнобольные зэки. Как наслушаешься, что у них происходит, волосы дыбом встают. Недавно, например, был случай: сотрудница выдавала лекарства, так один её там как зажал, хорошо – она успела крикнуть охранника. После этого женщина сразу уволилась. А ещё люди говорят, что уже две смерти были. Захотели они одного мужика – он им не дался, молотили его молотили… Увезли на скорой, он там кони и отбросил. Зачем нам такое соседство? – женщина разводит руками.

Те, с кем нам довелось пообщаться в Ястребово, опасения пенсионерки разделяют. Кто-то готов прямо сегодня устраивать митинг, другие, хоть и не одобряют такое соседство, о немедленном закрытии учреждения говорят более осторожно.

- Я не думаю, что может случиться что-то плохое, хотя, конечно, ничего не исключено, но нужно быть начеку. Тут другое дело… Надо ведь понимать, что у нас там полдеревни работает. Закроют диспансер, и куда людям идти? – рассуждает Анна, бывшая сотрудница учреждения, и уточняет: ушла оттуда по личным обстоятельствам.

Продавец в магазине тоже обеспокоена новыми постояльцами диспансера. Говорит, страшно возвращаться с работы: «Трудовой день-то у нас заканчивается в 10 вечера, скоро будем работать до 11. Домой пойдёшь и неизвестно, кто за углом!»

- Ни решёток на окнах, ни усиленной охраны там нет, как же нам не бояться?! Сколько раз они уже сбегали… Ловят их обычно в городе, после возвращают обратно в учреждение. Сейчас тепло наступит, опять побегут. А у меня внучка девяти лет, я за неё очень боюсь. Как прикажете отпускать детей на улицу? Сколько мы ни выступали против, никто нас не слышит, –негодует жительница Ястребово Нина Королёва.

Не подуть ли мне на воду?

- Диспансер начали заселять новыми постояльцами месяца четыре назад. Почти сразу по селу поползли нехорошие слухи. Полагаю, исходили они от сотрудников учреждения. Ну вы же знаете, как оно обычно бывает, один так сказал, другой добавил, и понеслось... Как только пошли разговоры, я связалась с министерством, поговорила с директором диспансера. Он заверил: беспокоиться не о чем. Объяснил, что к его подопечным нужно просто найти подход, завлечь их чем-то. Например, мы с ним договорились, что они помогут нам убраться у памятника ко Дню Победы, а в дальнейшем могут ухаживать за заброшенными могилками. Если люди будут заняты, на дурные мысли у них времени просто не останется, - поделилась Елена Николаевна Тимошенко, глава администрации Ястребовского сельсовета.

Чуть позже, в разговоре с директором психоневрологического диспансера, мы услышали то же самое: о занятости «клиентов» и безопасности местного населения. Слово в слово. Глава администрации продолжала:

- Тамара Михайловна, как мне кажется, немного раздувает ситуацию. Хотя в какой-то степени я её понимаю: лучше подуть на воду, нежели пожинать плоды. А что касается Масленицы, руководитель учреждения пояснил, что на праздник привозили тех, кто не представляет опасности для общества. Они вели себя абсолютно спокойно, вместе с сельчанами пели, водили хоровод и ели блины. Всё это снято одним из местных жителей на камеру. Можете посмотреть и убедиться.

Так устроена жизнь

Наверное, самое эмоциональное мнение на всё происходящее высказал директор психоневрологического диспансера Николай Прокопенков. Тот самый, что до недавнего времени руководил Ачинским центром адаптации лиц, освобождённых из мест лишения свободы. В новой должности Николай Сергеевич всего три недели, но по его словам, каких только бредней он уже ни наслушался о своих подопечных за это время.

- У нас нет убийц и насильников, у нас находятся психически нездоровые личности, богом обиженные люди. В учреждении они получают социальные услуги: решётки на окнах здесь не предусмотрены, люди спокойно перемешаются, выходят во двор. Есть дежурные, которые следят за порядком. Да, случаются самовольные уходы, но путь их лежит в Ачинск. А через какое-то время они возвращаются обратно. Сельчане могут не беспокоиться за свою безопасность. Вон, в Канске 500 таких, и ничего, никто не жалуется.

Как рассказал Прокопенков, в учреждении сейчас находится больше ста человек. Состоит диспансер из трёх корпусов: два из них расположены непосредственно в Ястребово. Здесь живут, в основном, инвалиды, колясочники и пожилые люди. Третий корпус – в двух километрах от села. Здесь-то и содержатся те, кого больше всех опасаются местные жители: всего 36 человек.

- Если кто-то из них начинает буянить, отправляем их в Ачинск – в психиатрическую лечебницу. Кстати, почему, когда в учреждении находились малолетки, отбывшие наказание, в том числе за убийства и изнасилования, никто панику не поднимал?..

Пока мы общались с директором учреждения в его кабинете, мимо несколько раз проехала полицейская машина и авто с надписью судебно-медицинская экспертиза. Николай Сергеевич, перехватив наш взгляд, пояснил: да, люди в диспансере умирают, так устроена жизнь.

Не вооружены, но опасны

Слова директора учреждения подтвердил участковый Максим Казеко, которого мы встретили на территории третьего корпуса диспансера. Его комментарий оказался краток, но содержателен.

- В этом здании проживают лица, лишённые дееспособности и представляющие опасность для окружающих. Свобода передвижений ограничена. В силу того, что они имеют ряд заболеваний и не у всех всё в порядке со здоровьем, люди умирают довольно часто. Однако фактов криминальных смертей на данный момент не зафиксировано.

Участковый рассказал, что им вынесено несколько представлений в адрес руководства диспансера с требованием установить видеонаблюдение и оградить территорию.

- В течение 30 суток они должны эти мероприятия выполнить. Насколько мне известно, данные работы в учреждении запланированы в силу финансовых возможностей.

На наш вопрос, что в этот день привело участкового в один из корпусов диспансера, Максим Геннадьевич ответил коротко: служебная необходимость.

© 2016 Ачинск Magazine. Все права защищены. 

Использование материалов, размещённых на сайте, допускается только с письменного согласия редакции. E-mail: y-and@yandex.ru